Олег Леусенко (oleg_leusenko) wrote,
Олег Леусенко
oleg_leusenko

Category:

"Патент для деревни": рабсийских крестьян обяжут платить налог с продажи излишков продукции

Что говорят и пишут в колониях Москвы о новом поборе с граждан:

В нелегитимную Госдуму РФ поступил законопроект №483530-7 «О внесении изменений в статьи 346-43 и 346-45 части 2-й Налогового кодекса Российской Федерации», обязывающий владельцев личных подсобных хозяйств (ЛПХ) платить налог с продажи излишков продукции. Но чтобы это узаконить, в перечень предпринимательской деятельности, где применяется патентная система налогообложения, придется внести растениеводство и животноводство, и это сейчас активно обсуждается в Минсельхозе и правительстве РФ.



Новость оказалась очень неприятной не только для бывших фермеров, которые перевели свои КФХ в ЛПХ, чтобы избежать бюрократизма, сопровождавшего их работу, но и для большинства сельских жителей, у кого приусадебные участки оформлены как ЛПХ. После принятия закона (что его примут, можно не сомневаться), если кто-то из них, не имея патента, продаст ведро своих яблок или картошки, он тут же попадет под ответственность за незаконное предпринимательство.

Сегодня значительная часть сельского населения, существующего на пенсию, «подрабатывает» на рынках, торгуя овощами с грядки, собственными ягодами, яблоками… Пока им это позволяет Федеральный закон «О личном подсобном хозяйстве», по которому деятельность ЛПХ, независимо от объемов произведенной в нем продукции, считается некоммерческой. Реализация излишков тоже не относилась к предпринимательству, а потому, по пункту 13 ст. 217 Налогового кодекса, освобождается от налогообложения и не требует перечислений ни в какие фонды. Благодать, которая может скоро закончиться.

Благими намерениями…

Для чего вдруг потребовалось вносить в Налоговый кодекс эти изменения? В пояснительной записке сказано: «За 10 последних лет, как показала Всероссийская сельскохозяйственная перепись 2016 года, — существует довольно многочисленная группа личных подсобных хозяйств (ЛПХ), ведущих, по сути, предпринимательскую деятельность, но не зарегистрированных ни в качестве крестьянского (фермерского) хозяйства, ни в качестве индивидуального предпринимателя…»



Вот она, утечка капитала мимо бюджета! Правда, тут авторы закона оговорились, что все их предложения сводятся к тому, чтобы поприжать лиц, чей доход систематичен, то есть часть или большая часть продукции ЛПХ регулярно продается.

Еще один предлагаемый критерий — партнеры по сделкам должны быть ИП или организацией. В итоге регулярно фиксируемые продажи через личный расчетный счет, расчеты через онлайн-банкинг, зачисление на счет наличных средств через банкоматы или переводом с другого счета теперь будут жестко контролироваться налоговиками. И чтобы не вступать с ними в конфликт, придется купить патент, стоимость которого рассчитают — взяв за основу ваш возможный годовой доход.

И много ли на РФ личных подсобных хозяйств, которые такой патент приобретут? Единицы, имеющие свои торговые точки на рынке выходного дня в Смоленске, на ул. Тенишевой. Им действительно деваться некуда. Остальные же вряд ли станут перечислять свои «кровные» государству.

– Я пока категорически против этих нововведений, — говорит хозяйка ЛПХ Елена Торочкина. — Коснутся они практически всего сельского населения области. Теперь что получается: пенсионеры со своих огородов ничего без патента и кассового аппарата продать не смогут. Тогда они решат просто забросить свои большие огороды и превратятся из маленьких сельхозтоваропроизводителей и самозанятых граждан в деревенских люмпенов.

Я веду свое хозяйство, поставляю людям качественную продукцию, которая фиксируется в системе «Меркурий», закупаю корма, плачу за ветеринарное обслуживание. Только 4 тыс. руб. в месяц уходит на предубойный осмотр птицы и клеймение тушек. Только что 7 тыс. руб. отдала за привоз стружки на подстилку, чтобы птица жила в чистоте. А ведь и эти затраты при сегодняшних ценах на бензин не так-то легко «отбить». Считаю, что при существующей сегодня стоимости энергоресурсов государство должно не брать деньги с селян, а полностью дотировать всю выращенную продукцию.

Когда такой законопроект примут, мы продержимся еще с полгода, а потом придется искать работу в городе.

Ни город, ни деревня

Если взять за основу данные официальной статистики, то в 2015 году на территории области числилось 116 тыс. ЛПХ. В середине 2018-го — 115 тыс. Из них большинство – обычные подворья, для которых ведение личного подсобного хозяйства — всего лишь вид разрешенного использования земли. И до недавнего времени многие владельцы этих земель такое ЛПХ действительно вели, не вдаваясь ни в какой бизнес. Но при этом в 2005 году именно ЛПХ лидировали в поставках на мясо скота и птицы, занимая 66% от всего объема, сдаваемого всеми хозяйствами области. Нынче их доля сократилась до 15%.

В том же году частники давали 51% от всего объема надоенного молока, к концу 2017-го едва набралось 36%. Статистика говорит о том, что количество коров, быков, овец у населения за эти годы убавилось. Сегодня оно составляет 12,5 тыс. голов КРС, 10 тыс. из которых — коровы. Еще на подворьях имеется 10,6 тыс. свиней, 22,1 тыс. овец и коз и 700 лошадей. Негусто, поэтому уже сегодня частника, надаивающего в день ведро молока, на базаре не поймаешь. Клиенты сами приедут к нему за продуктом, да еще за неделю в очередь на парное молоко запишутся.

А в целом сами крестьяне уже ходят в магазин за картошкой. Зачем ее растить, если из Египта привезут готовую? То же и с морковью, со свеклой.

– В 2012 году я купила четыре козы и породистого козла. Отдала большие деньги и четыре года работала на то, чтобы их вырастить. Только на пятый год начала понемногу торговать молоком, — делится опытом выведения личного подсобного хозяйства Лариса Лучкова. — Но надо было выращивать появившихся козлят и получать какие-то деньги, чтобы содержать животных. Для этого завела корову, с ее помощью начала выпаивать козлят. Одной коровы оказалось мало, завела вторую, айширской породы. Теперь вопрос с выпаиванием козлят решен, зато встала проблема, как прокормить буренок? Нынче вот заняла денег и отдала 80 тыс. руб. за сено. Буду зиму работать, чтобы вернуть долги.

Трудно решается вопрос и с утилизацией навоза. Продать его практически невозможно, приходится вывозить. Для этого нанимала «КамАЗ» за 10 тыс. руб. То, что не вывезла, кое-как раздала соседям. Подорожали и ветеринарные услуги. Раньше, чтобы продать молоко на рынке, я платила 760 руб. в месяц за анализы. Теперь же надо каждую неделю ставить в лаборатории пробы продукции рублей на 400, а потом заплатить за справку еще 150. Итого около 500 руб. в неделю, или порядка 2 тыс. руб. в месяц.

А теперь мою деятельность приравняют к предпринимательской, заставят платить налоги, покупать патент, кассовый аппарат… Где взять на это средства, если я и так балансирую между рентабельностью и нерентабельностью?

Люди просят очень осторожно подходить к принятию этого законопроекта. И продумать все возможные положительные и отрицательные последствия.

Андрей Завьялов, Рабочий путь, Смоленск, Кризис-копилка


Tags: Мордор, агробизнес, быдлорабы, деревня, законопроекты, налоги, патент, поборы, предприниматели, рабсияне, фермерство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments