Олег Леусенко (oleg_leusenko) wrote,
Олег Леусенко
oleg_leusenko

Рабсиян по-прежнему хоронят тайно



Прокуратура Таймыра официально признала: в отдаленных поселках муниципального района действительно нередки случаи, когда ватники хоронят усопших без заключения медиков и положенных документов. Официально эти “мертвые души” так и числятся живыми. Чтобы получить этот ответ из надзорного ведомства, местным активистам пришлось несколько месяцев стучаться во все инстанции, пишет Сибирь. Реалии.

Осенью 2017 года жители Таймыра направили обращение в адрес Путина, в Совфед, Госдуму, Генпрокуратуру и краевое правительство и описали сложившуюся ситуацию.

Покойников местные держат в сараях “до лучших времен” – то есть до прилета медиков. Больше негде: приспособленных помещений в поселках тоже нет

Расстояния на Таймыре огромные, между крошечными населенными пунктами – десятки и сотни километров. Раньше в поселках, где есть хотя бы несколько десятков жителей, были свои фельдшерско-акушерские пункты, а при необходимости туда вылетали судмедэксперт и патологоанатом. А сейчас рбсиянам самим приходится доставлять покойных в медучреждения, в которых есть профильные отделения – в Дудинку или в Норильск. Причем за свой счет.

Бывает и так, что покойников местные держат в сараях “до лучших времен” – то есть до прилета медиков. Больше негде: приспособленных помещений в поселках тоже нет. Тела умерших постепенно подъедают грызуны. Чем болел человек и какую инфекцию разнесут животные – неизвестно. На обычные пассажирские рейсы “груз-200”, понятно, не берут. А заказать спецборт для перелета между, например, Волочанкой и Дудинкой стоит 350 тысяч рублей в час. Полет длится 2,5 часа в одну сторону, столько же в другую. Таких денег у рабов Путина нет, поэтому многие хоронят близких сами, не выясняя причины смерти и без документов. А значит, кроме прочего, семьи остаются без положенных в таких случаях пособий, пенсий, других выплат. Только в поселке Волочанка за прошлый год “тайно” были похоронены по меньшей степени шесть рабсиян (родственники стараются не афишировать подобные вещи). По документам эти умершие по-прежнему живы.

Эту ситуацию местные жители связывают с тем, что в середине 2000-х годов колония Таймыр лишилась статуса автономного округа и была присоединена к Красноярскому краю в качестве муниципального района. Из населенных пунктов Таймыра постепенно были выведены все госструктуры, жителям стали недоступны государственные услуги – за паспортом, водительскими правами, другими документами им теперь надо ехать за сотни километров. Лишились они и нормального медицинского обслуживания, транспорта и много другого. В том числе и возможности нормально похоронить своих близких.

Нина Бетту, которая рассказывала журналистам о проблеме, лежала в больнице, когда к ней заявились полицейские

После того как издание “Сибирь. Реалии” написало об этой ситуации, тема получила большой резонанс: последовали сюжеты в федеральных СМИ, заявления официальных лиц о недопустимости подобного. На местном уровне власти и силовые органы на все это отреагировали по-своему.

– Жительница Волочанки Нина Афанасьевна Бетту, которая рассказывала журналистам о проблеме, лежала в больнице, когда к ней заявились полицейские и стали довольно грубо требовать, чтобы она объяснила: чего хотела добиться, общаясь со СМИ и кто надоумил ее это сделать. Вроде и угрозы даже были: “Мол, не лезь не в свое дело”, – рассказывает один из авторов обращения к президенту Стелла Кох.– Я пошла к начальнику полиции, попросила прояснить ситуацию. Он пообещал разобраться, но в итоге сослался на то, что это просто служебная проверка проводится по фактам, изложенным в статьях. А вскоре и меня вызвали в прокуратуру.

Как оказалось – тоже для пояснений. Краевая прокуратура после мониторинга публикаций в прессе потребовала у подчиненных из района разобраться в происходящем.

– Я прихожу в прокуратуру, а они такие безучастные сидят. Спрашивают: А как, по-вашему, органы местного самоуправления вообще могут решить эту проблему? – рассказывает Стелла Кох. – Я отвечаю: вот это очень удобная позиция – спихнуть все на людей, мол, вы родственник, вы и разбирайтесь. Для чего же тогда нужна власть? Ну, может, хоть мы заставим их одно место от стула оторвать.

Из 44 рабсиян, умерших в 2017 году в таймырских поселках, только 19 были доставлены в Дудинку на судмедэскспертизу

В конце декабря 2017-го, местные власти все-таки публично признали наличие проблемы. Главарь Таймыра Сергей Ткаченко на встрече с журналистами подтвердил: из 44 человек, умерших в 2017 году в таймырских поселках, только 19 были доставлены в Дудинку на судмедэскспертизу. И пообещал, что в 2018 году все будет по-другому: краевое правительство выделило 10 миллионов рублей специально на дополнительные летные часы в дальние поселки для доставки “груза-200”.

А сейчас Стелла Кох получила наконец ответ и из районной прокуратуры. Документ, надо сказать, интересный. Благодаря ему выясняются новые, ранее неизвестные факты. Так, оказывается, были случаи, когда “на сообщения об обнаружении трупа выезжали сотрудники полиции и медицинские работники… однако медицинскими работниками в нарушение действующего законодательства необходимые медицинские свидетельства не составлены и родственникам не выданы”. Чем объяснить такое поведение медиков – в ответе прокуратуры умалчивается.

Подтвердил проверяющие и то, что до судмедэкспертизы покойников их родственники долгое время вынуждены хранить, по сути, где придется. То, что в больницы родственники вынуждены были отвозить усопших за свой счет, – тоже нарушение закона:

“Согласно действующему законодательству вне зависимости от места смерти тело доставляется в морг правоохранительными органами или медицинскими учреждениями. Эта процедура совершается бесплатно, то есть за счет средств государственных органов”, – говорится в документе за подписью заместителя прокурора Таймыра Вячеслава Мерзялкова.

К главам Таймыра и Дудинки претензий никаких: перевозка трупов в морг – задача не их, а медиков и полиции

Там же, впрочем, объясняется и причина нарушений: у Таймырской районной больницы нет денег на подобные цели. При этом, главврач райбольницы получил от прокуратуры требование об устранении нарушений (но не деньги на транспортировку усопших). А к главам Таймыра и Дудинки у прокуратуры претензий никаких нет: перевозка трупов в морг – задача не их, а медиков и полиции. Впрочем, в адрес этих чиновников “с целью принятия дополнительных мер направлена соответствующая информация”, говорится в предписании прокуратуру.

Как говорит Стелла Кох, до решения проблемы еще очень далеко, хотя глава района и рапортует об обратном. Точнее, рассказывает она, ситуация, по сути-то, и не изменилось. Люди ничего, кроме писем из надзорных органов, не получили.

– Родственники тех рабсиян, которые были погребены в прошлом году без документов, эти самые документы так и не получили. А из-за этого – и пенсии по утрате кормильца, и пособия, и деньги на погребение. И в наследство не могут вступить, если, конечно, было что наследовать. И их права никто сейчас не отстаивает, хотя в письме прокуратуры прямо признается нарушение этих прав, – говорит Стелла Кох. – А если вдруг человек не сам умер, а его убили? Раз не было судмедэкспертизы, значит, получается, за это никто не ответит? Про то, чтобы компенсировать расходы тем, кто за свой счет возил своих усопших в морги, и речи нет.

Полуостров Таймыр
Полуостров Таймыр

Тем временем, усопших на Таймыре родные и сейчас нередко вынуждены держать в сараях рядом с домами. В середине января, рассказывает Стелла Кох, в поселке Усть-Авам умерла женщина. Ее так и не вывезли оттуда, хотя прошло уже больше недели. Видимо, десять правительственных миллионов, отправленных на транспортировку покойных, до Таймыра пока так и не дошли.
Tags: Мордор, РФ, Таймыр, колонии, народы Севера, нищеброды, похороны, смерть, трупы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment