Олег Леусенко (oleg_leusenko) wrote,
Олег Леусенко
oleg_leusenko

Расейский модернизированный нанорай

Ниже речь пойдет не о заштатном российском заводике, коих на России со времен Союза остались тысячи, а о модернизированном при Путине заводе Гагарина, производящем "Суперджет-100", с которым, кстати, Москва не раз громко конфузилась .

Обратите внимание на «правдивость» российских СМИ - телевидения и газет. Такие дифирамбы карманная пресса России поет своим лилипуточным нанолидерам ежедневно. А что, коленопреклоненные внемлют кремлевскому агитпропу, пипл хавает отчеты правительства. И еще прошу обратить внимание на зарплаты работяг Дальнего Востока. Цены там далеко не украинские, а зарплаты мастеров высшего разряда на уровне 10-12 тыс. руб. или 2650-3180 гривень. Молодые специалисты получают и того меньше – по 5 тыс. руб. = 1325 грн. Можно возразить, мол, это было полтора года назад, теперь все по-другому. Нет, ребятушки, а воз и ныне там. О заплатах нанорая подробнее здесь -
О зарплатах и ценах великой страны.

Кое-кто может сказать, что в Украине тоже не все еще в порядке. Отвечу: такой бардак вследствие совкового руководства и потому, что мы до сих пор не провели люстрацию власти. Скажите, украинцы, на кой нам нужен прогнивший Таежный Таможенный союз, если они себе не могут научиться стирать портянки? Не лучше бы налаживать свою жизнь, имплементируя европейские правила? По крайней мере, цивилизация Запада оправдала себя временем. Впрочем, и евразийская Россия миллион раз доказала свою несостоятельность. Письмо ниже тому яркий пример:


Originally posted by pbs990at ПИСЬМО ИЗ ИННОВАЦИОННОГО НАНОРАЯ


РЕПОРТАЖ ИЗ ""РАЯ": на авиазаводе им. Гагарина, где освоено производство "Суперджет-100", у рабочих нет элементарных средств индивидуальной защиты, а инструмент - 60-х годов
________________________________________

Это письмо пришло в хабаровский корпункт «Правды» из Комсомольска-на-Амуре, который сейчас еще называют по традиции городом юности. Его авторы — рабочие Комсомольского-на-Амуре авиационного производственного объединения (КНААПО), ранее известного как Авиастроительный завод имени Гагарина. В сентябре 1941-го бомбардировщики дальнего действия, построенные в дальневосточном городе, бомбили Берлин. Выпускал Комсомольский-на-Амуре авиазавод МИГи, ныне специализируется на строительстве самолетов-перехватчиков марки Су, здесь освоено производство гражданского самолета «Суперджет-100», ведутся работы над созданием военного самолета нового поколения.
Но как складываются взаимоотношения коллектива предприятия с администрацией? Об этом рабочие написали в «Правду».


Рисунок: api-news.ru

ЧУДНО нам читать в газетах, говорится в письме, и смотреть по телевидению о своем предприятии — КНААПО. Не работай мы здесь, подумали бы — это репортажи из рая. Потому что с газетных страниц и с голубых экранов разносится на всю страну: как хорошо работать на заводе имени Гагарина! Здесь и использование новейших технологий, и модернизация, и забота о технике безопасности и о подготовке кадров. И нигде не услышишь о проблемах, известных рабочим, но замалчиваемых начальством и властью.

А у нас, рабочих, даже нет средств индивидуальной защиты. Инструмент и оснастка стапелей — 50—60-х годов. Освещение в цехах — далеко не нормативное. В медицинском пункте раньше работали 10 врачей, сейчас осталось четверо. Неужели заболеваемость уменьшилась или сократилось количество травм?

В телерепортажах, если рассказывается о выпуске самолета «Суперджет-100» или истребителей нового поколения, показывают территорию «А», где находится заводоуправление. Некоторые агрегатно-сборочные цехи на экран телевизора не попадут, потому что находятся они не совсем в приличном состоянии. Крыши, например, напоминают дуршлаг. Сыплется дождь на головы рабочим, на оснастку, на фонари освещения. Деньги на ремонт выделяются ежегодно, но куда они деваются — неизвестно, результата-то не видно.

Никто не расскажет о нормировании, ибо нормы «режут» нас без ножа. Даже рабочие с 30-летним стажем, обладающие высшей квалификацией, не в состоянии их выполнить. Приходится прибегать к сверхурочной работе и к работе в субботу и воскресенье. Иначе не «натянуть» на приличный заработок. Су-35 и Т-50 — машины пока не серийные. Стапелей для них нет, нет даже чертежей. Но нормы уже «режутся». А тут еще администрация придумала операцию по оптимизации расходов на зарплату.

В один прекрасный день, под предлогом реорганизации производства, заставили рабочих подать заявления на увольнение. Сразу успокоили: это, мол, формальность, все вы будете приняты снова. Действительно, приняли. Только специалисты шестого, высшего, разряда превратились в специалистов пятого разряда. И получить его вновь теперь невозможно: нет такого разряда!

Вовсю говорится об обеспечении рабочих зарубежным инструментом. Например, шведскими дрелями. Выдали — не всем, потому нужно следить, чтобы дрели не «приделали ноги». А приделают — возмещай стоимость, а это порядка 50 тысяч рублей. К тому же комплектующие летят, как семечки. Взять их в кладовой невозможно. Изворачивайся, как можешь. В то же время в магазинах есть отечественные аналоги, их цена на два-три порядка ниже. И комплектующие можно достать.

Много говорится о подготовке рабочих кадров. Принимают молодых на обучение, заключают с ними односторонний договор, в котором есть обязанности только у учеников, но не у администрации. Нет у них медицинских полисов, нет стажа. Нет и заработка. Да и какой будет заработок у ученика, если кадровые рабочие с пятым разрядом получают по 10—12 тысяч рублей? Есть и такие, кто получает по 50—60 тысяч в месяц. Это — если удастся получить наряд.

Наряд на проведение работ можно и купить, потому что идет ими торговля. В прошлом году поймали за руку старшего мастера, изъяли наряды с поддельным грифом бюро технического контроля. За полцены он их продавал: половину себе, половину — «мафии». Но не осудили по уголовной статье, только понизили в должности. Он продолжал заниматься «торговлей» до увольнения «по собственному желанию». А ведь продавались наряды на изготовление не граблей или лопат, а деталей и агрегатов самолетов Су-30.

Обо всех этих художествах знает администрация, всё это происходит на виду у рабочих. Некоторые правдолюбы пытались бороться: писали в трудовую инспекцию, руководству завода, в профсоюз, даже в администрацию президента. В цех будто бы прибывала комиссия, будто бы проводились проверки. Проверки, которые никто не видел. Зато видели ответы на жалобы: всё на заводе нормально, а жалобы — это происки кляузников.

Один такой «кляузник», глава многодетной семьи, за «ложные» доносы был наказан: заработок ему урезали в три раза. Знай, мол, как кляузничать! Вот его работу взяли под жесткий контроль, каждый шаг фиксировался.

А уж указывать на недостатки в организации труда, в соблюдении технологического процесса — бесполезно.
Например, на сборочные операции дается 15 дней. По факту выходит в два раза больше. С помощью манипуляций — быстрота рук и никакого мошенства — получается так, что и волки сыты, и овцы целы. Начальство получает положенные премии. А рабочим потом приходится «отрабатывать» на следующей стадии: естественно, и за гроши, и в худших условиях.

До сих пор руководство завода твердит: «КНААПО — это качество». Да, раньше так и было. Теперь руководство интересует только собственный карман. Потому, вероятно, и падают самолеты. Эффективный способ найден и для борьбы с несчастными случаями. Любой случай списывается на рабочего, именно он оказывается виновником, если судить по приказам.

Экономятся средства на потолочном освещении. По приказу директора оно отключается с 8 часов до 19 часов в летнее время и с 10 до 16 — в зимнее. И приходится работать с переносками, а разве от этого светло? Не случайно ныне все рабочие похожи на пенсионеров, работают в очках. А раньше освещение было хорошим, и не нужно было прибегать к помощи окулистов.

В советское время при любом нарушении техники безопасности, ущемлении прав рабочих можно было обратиться в завком профсоюза. Сейчас профкомом руководит бывший начальник отдела труда и заработной платы. К нему лучше не обращаться, ибо всегда даст от ворот поворот.

На заводе у нас текучка. Новички учатся по полгода, а потом «подписываются» на отработку в три года. В случае увольнения с них взыскивается оплата за обучение — 80 тысяч рублей. Откуда они наскребут такую сумму, если получают в месяц по 5 тысяч? Единственная возможность — доказать, что администрация нарушила договор. Найти повод несложно, но не у каждого есть возможность вести судебную тяжбу. Вот и работают спустя рукава. Сквозь пальцы смотрят на их работу и мастера, даже если они гонят обыкновенный брак. На последнюю ярмарку вакансий рабочих, проводимую заводом, пришли человек 10. Редко кто из молодежи хочет идти на КНААПО. А ведь когда-то стать рабочим-«гагаринцем» можно было по конкурсу. Ушли и пенсионеры, еще вполне работоспособные, не хватает у них сил вкалывать сверхурочно и по выходным. Упало качество. Вместо этого расцвело внутри заводской ограды воровство: в советские времена неслыханное событие, теперь — обычная картина…

Алексей Хорошилов ("Правда"), Комсомольск-на-Амуре

2011-08-04 16:43

Полный текст там же.
Tags: Дальний Восток, Эрефия, авіація, быдлорабы, зарплаты, модернизация, правда, промышленность, путинизм, рашизм, русский бардак, самолеты, технології, техніка, эпистолярный жанр
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments