October 20th, 2013

дуля, кукіш, фіга

Стабфонд, как и "золото партии", создан под развал России

Материал Мэкалля Мат Свера «О приватизации Стабилизационного Фонда» написан несколько лет назад, когда у Путина был неплохой рейтинг. С тех пор мир увидел постыдную рокировку в Кремле и возвращение старца в свое кресло с новой-старой идеей о собирании земель в единый трупный саюс. Много, что поменялось с тех пор, Газпром утратил ведущие позиции среди монополий, Америка и Европа поднаторели в добыче и разведке сланцевого газа, но неизменным осталось положение стабфонда как бы вяликой как бы страны. Почему «как бы» уже и объяснять не хочется. Достаточно посмотреть, где хранят деньги России кремлевские марионетки, чтобы безошибочно поставить летальный прогноз этой недофедерации:

Для большинства думающих людей, вопрос о том, для чего так холят и лелеют инвестиционный фонд - не актуален. Актуально только то, кто, когда и каким образом его... приватизирует. На мой взгляд, кратчайший путь к ответу на эти вопросы - простое рассмотрение нынешней его, фонда этого, "инвестиции".

А инвестирован стабилизационный фонд... в Штатах. В Штаты, можно сказать. Во-первых, "странно" уже то, что "все яйца - в одну корзину". Во-вторых - не просто "в одну корзину" - но ещё и в страну, на информационную (и не только) войну с которой Комитет тратит большую часть своих фондов. В-третьих, в страну, которая, в последние годы, не без помощи Комитета, влезла в затяжную, выматывающую все её ресурсы войну на несколько фронтов. Войну за высокую цену на энергоносители, войну за рост прибылей от их экспорта, войну за... рост всё того же стабилизационного фонда. Последнее, кстати, интересно уже само по себе - какая часть стабилизационного фонда уже ушла на лоббирование американских "ястребов"?




Collapse )

П’ять копійок: Приднестровье, осколок Молдовы, созданный имперским Кремлем, создало Стабфонд за счет российского газа. При этом долг региона перед «Газпромом» достиг уже 4 миллиардов рублей. Отсюда

Существование фонда официально не комментируется, равно как неизвестна и сумма, накопленная в «кубышке». С 2009 года непризнанная республика полностью приостановила платежи, в результате чего только за прошлый год ее долги выросли более чем на 800 миллионов долларов.
Сепаратисты, по-видимому, тоже затягивают время, готовят себе отступную черную кассу на случай распада России, прогнозируемый в аналитических кругах.
смерть России

Психологический барьер развала пройден

После прослушивания в прямом эфире прогрессивного расейскага телевидения нафталинной речи тов. Зюганова, меня одолели смутные сомнения, что это была не картинка пленума ЦК КПРФ 2013 года, а программа Леонида Парфенова о годе, эдак, 1937-м или 1953-м. «Мировой империализм» и «атечество в опасности», «происки буржуазных националистов» и «засилье мирового капитала» отдадим на откуп свободным ушам коленопреклоненных граждан модернизированного рая. Равно, как оставим за пределами поста рассуждения о соитии мирового пролетариата под знамена московских коммунистов. Как украинца, на этом мероприятии меня заинтересовала посреди президиума стареющая физиономия вождя КПУ. Тов. Симоненко гармонично переместился в машине времени к старшим соплеменникам и слушал правду об измочаленной «пиндосами» и «либерастами» некогда вяликой державе, в лапы которой он чает придать украинцев.

Так вот, если исключить словесную кумачовую диарею и лицедейство марксистов-ленинцев, на самом деле пленум российских коммунистов озвучил вслух то, что боится произнести газовый карлик. Зюганов зачитал кремлевский темник о том, что, дескать, пора отправлять в Гулаг людей за призывы к разделению России. "Мы - наши депутаты - должны внести предложение: что даже словесные призывы к разделению единой и неделимой России будут караться тюремным заключением. Местный национализм таит в себе угрозу размывания федерации. А от превращения России в конфедерацию и до её распада - один шаг", - сказал предводитель совков в минувшую субботу. Collapse )

Если провести аналогию с развалом Советского Союза, то следует вспомнить, что когда-то мысль о возможной дезинтеграции СССР каралась уголовным правом. Часто такие мысли приравнивались к бреду или проискам ЦРУ. Но, во время перестройки в какой-то момент настал психологический поворот, после которого разговоры о развале советской страны стали привычными и со временем политики и граждане стали обсуждать не сам вопрос краха совка, а судачить о времени, когда произойдет неизбежное. Вполне серьезно развал СССР обговаривали к концу перестройки, т.е. к годам 1989-90-м. Примерно такой же психологический барьер наступил и в сегодняшней России. Осталось только смоделировать, высчитать и назвать точный срок похоронного марша.