Олег Леусенко (oleg_leusenko) wrote,
Олег Леусенко
oleg_leusenko

Categories:

Режим пал, но борцам с режимом от этого не легче

Есть у меня в Михайловском районе Запорожской области хороший приятель. О таких говорят «не от мира сего». И, действительно, он не от мира – он боец против мира коррупции, теневых схем, разгильдяев, гробящих нашу природу, зажравшихся прокуроров и беспредела ментов, в общем, против всего того, с чем боролся Майдан. Правда, его майдан начался задолго до революционных событий, даже раньше Оранжевой революции. Представьте себе правозащитника в одной из самых коррумпированных и бандитских областей во время «папы» Кучмы и «бати» Януковича. Местная красно-криминальная босота имела и имеет на него огромный зуб. Даже применяли к правозащитнику карательную психиатрию (как-нибудь подробнее раскажу).

А еще о таких говорят, что на них земля держится. В запорожской газете Стрела наткнулся на заметку о своем знакомом, не перепостить которую я не мог:


18 мая с.г. Запорожье отметило очередную годовщину Дня памяти жертв политических репрессий. Разительные перемены произошли за последний год.

В прошлом году в третье воскресенье мая у памятника жертвам политических репрессий 30-50-х годов, которых среди запорожцев насчитывается порядка 50-ти тысяч, также собрались несколько десятков членов ВО «Свобода» и «Просвиты». Тогда люди отчетливо сознавали и отдавали себе отчет, что легко могут пополнить число репрессированных уже в наши годы.

Готовая «пресечь любые провокации», милиция сосредоточилась в тени прилегающих дворов, пристально наблюдая, и конечно фотографируя. Даже на телекамеру снимала. Зачем? Понятно зачем… Чтобы потом, когда участников митинга вызовут куда следует, не отпирались. Да и для суда готовы неоспоримые доказательства антигосударственной деятельности против преступной власти.

Думал ли тогда старательный милиционер, знал ли активист-патриот, что для одного день прошел в напрасных хлопотах, а другому больше уже не придется рисковать личной свободой?

Зато сегодня уже новые времена. И как водится, плодами революции воспользовались не те. У памятника собралась официальная до скуки делегация вполне пристойных граждан, возглавляемая заместителем председателя аппарата облгосадминистрации Зинаидой Бойко и секретарем Запорожского городского совета Романом Тараном. О святом долге помянуть жертв политрепрессий вспомнило и духовенство. Все спокойненько и пристойненько. Без шокирующих подробностей «добрых дел» ленинизма-сталинизма.

Дежурные речи, цветы и минута молчания. Главное – страх ушел, как будто и не было четырех лет беспросветного гонения на противников коррупционно-бандитского режима. Ни слова о сотнях наших земляков, пострадавших от политических репрессий в 2010 – 2014 годах. Так, наверное, лучше для всех, думает обыватель и ему радостно поддакивает начальство. Да и как иначе? Иначе придется искать компромисс со своей собственной совестью, а это всегда неприятно, что-то сродни зубной боли. А ведь было же – было!!!

Для многих, испытавших политические репрессии последних лет лично на себе, это не зубная боль, хотя и не без того. Утраченное здоровье ежедневно напоминает сердечной и головной болью. Для нашего ещё того «совкового» восприятия «сердце Данко» не стоит благодарностей. У нас принято помнить мертвых, да и то далеко не всех. Разве что раз в год помянуть у памятника, да и разойтись с чувством исполненного долга.

Не помните? Не помните, господа милиционеры, как вязали, избивали и бросали в автозак? Не помните, господа «ваши чести» судьи, как походя выносили административные аресты, штрафы и давали сроки? И сегодня все при должностях и регалиях. Как и прежде получают не слабую зарплату, пользуются льготами и окружены заботой государства.

Вот о жертвах того не скажешь. Нет у них ни должностей с зарплатами, ни льгот. Даже денег на лекарство нет. Не пригласят на открытый урок в школу, и дети не принесут цветов благодарности. Не удобно как-то об этом… Только унылое забвение впереди.

Дабы не было голословной пустоты, позвольте привести живой пример…

Постоянные читатели сразу вспомнят правозащитника Сергея Семенова, по интервью «Неизвестный известный Сергей Семенов», статьям «Новые приключения правозащитника Семенова», «Тень смирительной рубашки над городом. Слишком гнетущее зрелище» и ряду других публикаций. В них подробно описаны методы репрессивной психиатрии, как один из широко применяемых в нашей стране способов борьбы с правозащитной деятельностью и инакомыслием. С 1996 года С. Семенов восемь раз (!) подвергался принудительному лечению. Последняя изоляция приходится уже на период революции Достоинства с 04.12.2013 г. по 27.12.2013 г. Причем он утверждает, что добровольного согласия на лечение в последний раз не давал. Подпись подделана. В общей сложности более полугода Семенов подвергался длительному воздействию психотропных препаратов, ведь не санаторий же, которые не могли не сказаться на его здоровье. Причем в 2007-м и 2010 году он подвергался принудительному лечению чисто профилактически, дабы избежать организуемых им митингов.

Семенов

Сейчас это тяжело больной человек с постоянными головными болями всего сорока лет отроду. В прошлом году Сергей Михайлович добился возможности бесплатного лечения, но трехмесячные лечебные курсы в Запорожском областном кардиодиспансере, Запорожской областной клинической больнице и больнице ОАО «Мотор-Сич», не дали результатов и не принесли облегчения.

Это ещё полбеды. Главное – частичная недееспособность в виде регистрации в Запорожском областном психдиспанцере. Ни работы, ни пенсии, ни денег. Выживай как знаешь – таков главный принцип отечественного здравоохранения с его гарантированным Конституцией бесплатным здравоохранением. А вы как думали?

Сегодня, когда само существование государства Украина находится под угрозой в силу российской агрессии и восстания 5-й колонны в Донецкой и Луганской областях, кадровый пограничник Сергей Семенов хочет вступить в погранроту батальона народного ополчения. Да кто ж примет и, тем более, доверит оружие с таким «послужным списком»?

Семенов занялся снятием с учета, для чего имеет веские основания. В 2002 году он сумел добиться психологического обследования, которое установило, что нарушений психической деятельности у него нет. Тогда помог святой памяти профессор Олег Захарович Голубков, сам много переживший от политрепрессий, но преодолевший карательный аппарат советского КГБ.

Обратился в департамент здравоохранения Запорожской областной государственной администрации и 28 апреля получил обескураживающий официальный ответ за №04С/350 за подписью уже «новой метлы» и.о. начальника департамента Н.Ю. Дорошенко. Лейтмотивом для отказа послужило основание добровольного согласия на госпитализацию.

Здесь надо бы знать, что первое психическое воздействие всегда начинается на этапе госпитализации. Добродушный эскулап ненавязчиво и благодушно разъясняет – мы тебя все равно положим, но если подпишешь «доброволку» - выйдешь скоро и человеком, а нет – так через несколько лет и овощем. Редко кто в трезвом уме и доброй памяти не воспримет столь «человеколюбивый» совет, глядя в добрые глаза Айболита за толстыми стеклами очков. Бывают предложения от которых просто нельзя отказаться.

Разве такой ответ должен дать психически нормальный обновленный облздрав? И там не тот товарищ правит бал? Правильно было бы назначить обследование, как в далеком 2002-м и пусть независимая врачебная комиссия установят истину. Так нет же… Снова довлеет порочная «честь мундира». Пострадают ведь коллеги-палачи, ох, как пострадают! А так, одной жертвой карательной психиатрии больше, одной меньше – какая разница. Отсюда и ответ – не согласен, обращайтесь в суд.

А что суд? Примет во внимание уже известные доводы и откажет. Пустые хлопоты и не нужные затраты. Да и какой адвокат возьмётся за заранее проигрышное дело?

Тем не менее, жить и бороться нужно. Не таков правозащитник Сергей Семенов. Он на прием с обращением к областному прокурору Александру Шацкому и представителю омбудсмена по Запорожскому региону Владимиру Павленко. Выслушали, пообещали разобраться и, угадайте, что дальше? Правильно, в ответ тишина.

Кому писаны законы о публичной информации и обращении граждан непонятно, но вроде исключений из правил не предоставляют. Прокуратура, та даже обязана возбудить дело и назначить экспертные процедуры. Омбудсмен тоже имеет обязательства отправить обращение в Секретариат, но может и сам ходатайствовать о проведении экспертизы. От такого предложения, неважно, прокуратуры или уполномоченного по правам человека, облздрав так же не сможет отказаться.

Вот так реально и обстоят дела с защитой и реабилитацией жертв политических репрессий уже при новой власти. Или, казалось бы, новой власти? Разве не прятался прокурор Шацкий от репрессий против себя родного ещё три месяца тому назад. Видимо правду говорят – чем выше ступень, тем короче память.

Есть и третий выход из простого для понимания, но щекотливого для чиновничьей солидарности, положения. Семенов может пройти экспертизу в частном порядке, то есть за личные деньги. Но денег-то и нет.

И уж совсем из области предположений, что найдется невропатолог, который не из-за денег, а ради идеи правозащитного альтруизма вернет утраченное здоровье.

Ну что поможем? Мы уже как-то публиковали реквизиты благотворительной помощи правозащитнику Сергею Семенову. И вот она, степень людской благодарности. Ни копейки! Даже от тех, кому он реально помог, чьи земли и имущество вернул, чью честь защитил, чьи права восстановил.

Давайте-ка ещё раз попробуем. Не ради лечения, а ради спасения честного имени и человеческого достоинства того, кто действительно этого заслуживает.

Сообщаем реквизиты:

Банк - ПРИВАТБАНК

счет-29244825509100,

МФО - 305299, ОКПО - 14360570.

Назначение платежа: карта № 4149437822929301, ИНН —2730413118,

Семенов Сергей Михайлович
Телефон: 050 – 227-01-88
Tags: Запоріжжя, гражданская позиция, диссиденты, захист прав, инакомыслие, помощь, правозащитники, хвороби
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments