Олег Леусенко (oleg_leusenko) wrote,
Олег Леусенко
oleg_leusenko

Categories:

Мордор: Сибирь снова жгут и выжигают

Жили бы на России люди - они не позволили бы десятилетиями уничтожать природу огнем и нечистотами. Увы, нам в соседи достались орки, засоряющие, опустошающие, уничтожающие природные богатства Земли. Поэтому, ликвидация русскогомирка является планетарной задачей.



В регионах Сибири и Дальнего Востока начался «сезон» лесных пожаров. Сотни тысяч гектаров леса горели и продолжают гореть в Хабаровском крае, Забайкалье, Омской и Новосибирской областях, Бурятии, Приморье, на Алтае. В общей сложности в Сибири в прошедшем месяце было 1426 лесных пожаров. Режим ЧС введен на всей территории Республики Тыва, Забайкальского, Красноярского краев, в Еравнинском муниципальном районе Республики Бурятия, сообщает Сибирь.Реалии.

«Я видел открытое пламя даже из окон»

Репутацию одного из наиболее пожароопасных российских регионов подтверждает Забайкалье. Сейчас там горит 52 тысячи гектаров леса. 1 мая 49 авиапожарных тушили огонь в Верхне-Читинском лесничестве, рядом с селом Авдей.

– До домов оставалось метров 50-40. Паника была, – рассказала местная жительница Гырылма Тамбиева изданию Чита.ру.

Кузбасс, село Постниково
Кузбасс, село Постниково

А в Кузбассе в этом сезоне уже сгорело более трех десятков домов в четырех населенных пунктах. 23 апреля в селе Пашково Яшкинского района от огня пострадали четыре жилых дома, в Кедровке на окраине Кемерова – три, в селе Краснинское Промышленновского района – два. Наиболее сильные пожары произошли в селе Постниково Ижморского района, где огонь уничтожил 27 домов, в том числе, фельдшерско-акушерский пункт.

Постниково
Постниково

Однако данные о Постниково расходятся: если официальный Telegram-канал губернатора Цивилева сообщал о сгоревших 27 домах (16 из них – жилые), МЧС – о 22 строениях, их которых жилых – 15, то Следственный комитет пишет о 24 сгоревших строениях, из которых жилых – 18.

– Я видел открытое пламя даже из окон. Из колодца рядом с оградой моего дома пожарные набирали воду, разговаривать они отказались, но по рации им все время говорили, что нужна вода и чтоб они поторапливались, – говорит Алексей Семенов, проживающий в Кедровке.

Постниково
Постниково

По словам губернатора Кемеровской области Цивилева, два пожара из четырех вспыхнули из-за окурков, брошенных из проходящих машин.

В причинах пожара в Постниково будут разбираться следователи. Как сообщает СУ СК РФ по Кемеровской области, по факту ЧП в этом селе возбуждено уголовное дело и уже есть подозреваемый.

В Алтайском крае к концу апреля уже три муниципалитета оказались в зоне чрезвычайной пожароопасности. Двое суток горел лес на площади в 270 га в Курьинском районе, сутки – в Тальменском районе на участках 180 га и 140 га.

Каракольская долина, Алтай, фото группа ВКонтакте Уч-Энмек
Каракольская долина, Алтай, фото группа ВКонтакте Уч-Энмек

Руководитель лесного отдела «Гринпис» Алексей Ярошенко на профильном форуме еще 22 апреля отмечал, что в регионы юга Сибири (Омскую, Томскую, Новосибирскую, Кемеровскую области, Республику Хакасию, в Алтайский край и на юг Красноярского края) пришли массовые лесные и степные пожары. Пик пожаров настиг запад территории, Новосибирскую и Томскую области чуть раньше, а затем захватил восток.

В «Гринпис» констатируют, что у колоний Москвы зачастую не хватает сил, чтобы справиться с ситуацией. На совещании по ситуации с паводками и пожарами в регионах РФ, которое 27 апреля провел Путин, было заявлено, что субъекты РФ просят на исполнение соответствующих полномочий 90 млрд рублей. Фактическое финансирование на сегодняшний день – 32,9 млрд рублей. «Гринпис» подчеркивает, что такая ситуация уже четырнадцатый год подряд – с тех пор, как был введен современный Лесной кодекс РФ и установилась нынешняя система финансирования лесного хозяйства.

Несмотря на самоизоляцию, в лесах и на берегах рек полно россиян, приходит много информации и о браконьерах

Алтай, Первомайский район, Бобровка
Алтай, Первомайский район, Бобровка

В конце апреля чуть ли не ежедневно глава Сибирского сельсовета О.Боронин «отлавливал» огонь то в одной, то в другой точке Первомайского района, к которому относится сельсовет.

«23 апреля в одну харю пал в районе подстанции «Алтай» «поймал» и «приговорил». Смотрю — едут лесники на своей пожарной машине, метров 100 не доехали, простояли немного и свернули в сторону леса, туда, где ни дымка. Да ладно, Бог судия, там уже немного оставалось», – написал он на своей страничке в Facebook.

– Сил и средств, конечно, объективно не хватает ни МЧС, ни органам местного самоуправления. Пусть бросит в меня камень тот, кто считает, что я говорю неправду. Время от времени приезжают на очаги возгорания пожарные расчеты из двух человек – водитель и огнеборец. Снижения случаев возгорания на подведомственной территории сельского поселения по сравнению с прошлыми годами я не наблюдаю. И это даже несмотря на так называемый режим самоизоляции, – рассказал Боронин корреспонденту Сибирь.Реалии.

Эколог Алексей Грибков говорит, что в Алтайском крае в этом году число лесных пожаров, а особенно их площадь увеличилось очень значительно.

– Несмотря на самоизоляцию, в лесах и на берегах рек полно людей, приходит много информации и о браконьерах. Люди плевать хотели на карантин. Два этих фактора спровоцировали пожары, – рассказывает Грибков.

Он обращает внимание, что в интернете много ресурсов, которые по термоточкам позволяют легко сравнивать число возгораний в прошлом году и сейчас.

– Разница колоссальная! При этом в Республике Алтай произошло уже несколько крупных пожаров, хотя этот регион обычно горит гораздо меньше, благодаря более сложному ландшафту и меньшему числу людей. В Онгудайском районе огромная площадь леса погибла в результате пожара, крупный пожар был в Чемальском районе. В других регионах уже были примеры, когда травяной пал перешел на населенный пункт, – комментирует Алексей Грибков.

С начала пожароопасного сезона в Республике Алтай насчитали 10 природных пожаров общей площадью 198,3 га. Известно, что у села Шашикман Онгудайского района 23 апреля огонь заблокировал 36 абоиргенов. Эвакуация продолжалась более двух часов. Спасатели Алтайского поисково-спасательного отряда МЧС РФ говорят, что поиск людей осложнялись плохой видимостью из-за плотного дыма. В соцсетях появились фото и видео горящего в Онгудайском районе кедрача.

– Если установится сухая и ветреная погода, то опасность масштабных пожаров, в том числе верховых, сохранится как летом, так и осенью. Прошлые две недели во многих районах сохранялся самый высокий класс пожарной опасности, – продолжает эколог.

– Вопрос в том, что до момента, когда на территории объявят ЧС и привлекут МЧС, пожары тушат лесники, которых у нас не так много. На арендованных территориях принимать меры должны арендаторы, а на остальных – органы власти и подведомственные учреждения, где сил и средств просто не хватает. Но никакие ресурсы вообще не помогут, если население будет ходить и поджигать, как оно делает сейчас.

– Люди поджигают лес по неосторожности?

– Есть мнение, что лес поджигают порой намеренно, чтобы повредить лесные насаждения, а потом назначить там санитарную рубку. Если территория не в аренде, то не факт, что подряд достанется тому, кто утроил поджог. Хотя теоретически коррупционная связь может быть.

В Латвии, где отказались от поджогов травы, леса не горят, а в соседней Калининградской области (пока РФ) горят
Некоторые сельхозпредприятия поджигают траву. Мелкие фермеры, которые не хотят тратиться на дополнительную перепашку земли, грешат поджогами. Но горят и поймы рек, где у сельхозпроизводителей никаких интересов нет – здесь траву жгут обычные люди.

– В регионах сгорело уже много леса, если ситуации будет развиваться по негативному сценарию, то начнутся предложения об ужесточении наказания за поджоги и подобные меры. Но все это уводит нас от реальной проблемы в сторону. Решения простые, и эксперты давно уже говорят о них. Невозможно бороться с пожарами, пока не убедишь людей и не отучишь их от поджогов. Есть ведь известные примеры – в Латвии, где отказались от поджогов травы, леса не горят, а в соседней Калининградской области горят. Вторая мера – расширение службы лестной охраны и увеличение финансирования для борьбы с пожарами.

«Ситуация гораздо хуже средней многолетней»

Ранняя весна, жаркая, сухая и ветреная погода, установившаяся в середине апреля в Прииртышье, стали причиной резкого увеличения количества пожаров и в Омской области. По данным Главного регионального управления лесного хозяйства, за весь 2019 год на территории региона был зарегистрирован 261 пожар. В 2020-м году только в апреле зафиксировано уже больше 275 лесных пожаров.

Горели в апреле не только леса, но и природные заказники. Пламя прошлось по пяти заказникам. Заказник «Степной» при этом выгорел более чем на 60%. Площадь «Степного» – 75 тысяч гектаров. По словам инспектора заказника Михаила Зезюли, весной и осенью на этой территории наблюдается большое скопление птиц, в том числе и краснокнижных – белолобый гусь, гуменник, пискулька, журавль-красавка, серый журавль и другие. Часть птиц использует степные земли и водоемы как перевалочную базу, другие остаются здесь на гнездование.

– У нас тут открытое пространство, постоянно дуют сильные ветра, из-за чего тушить пожары крайне сложно, – рассказал Михаил Зезюля. – Пламя пришло к нам из Новосибирской области. Можно сказать, повезло с погодой. Если бы не она, тут бы по-прежнему была пустыня.

Без погибших животных не обошлось. Если пожар случился бы на месяц позже, последствия могли быть катастрофическими.

Зезюля говорит, что причина у пожаров чаще всего одна и та же: это фермеры, из года в год поджигающие весной сухостой на своих полях. Штрафами их не напугаешь, тем более что максимальное денежное наказание для нарушителей – 30 тысяч рублей. А к их сознательности взывать сложно. «Фермеры чувствуют себя на своей земле царями и думают только об одном – о своем заработке», – констатирует Зезюля.

В лесных пожарах виноваты россияне, а не природа – уверен руководитель противопожарной программы Гринпис РФ Григорий Куксин.

– Если говорить о сравнении на текущую дату, ситуация гораздо хуже средней многолетней. Пожары начались значительно раньше. Поэтому к настоящему моменту пройденная огнем площадь значительно больше, чем обычно бывает к этому времени года. В основном причина пожаров – это поджоги травы, – считает Куксин. – Это традиция, которая очень сильна в разных регионах. Кто-то руководствуется псевдосельскохозяйственными целями, кто-то поджигает траву как бы «для профилактики». Причем это делают даже органы власти, и часто так называемые «профилактические выжигания», без должных мер контроля приводят просто к тому, что сначала за государственные деньги устраивают пожар, потом за государственные деньги его тушат. Это беда Дальнего Востока, Забайкалья, Амурской области, Бурятии, когда неаккуратные выжигания приводят к пожарам, потому что не сопровождаются достаточными мероприятиями по контролю.

Дополнительная причина, которая на РФ есть, и она есть во многих регионах, это поджоги собственниками земель, которых вынуждают уничтожать собственный лес. По закону, у нас лес не должен расти на сельскохозяйственной земле. И если на ваших сельхозземлях выросли деревья, вас оштрафуют на 700 тысяч рублей, а в следующий раз отберут, скорее всего, саму землю в пользу государства. Соответственно, собственники обязаны лес уничтожать, и другого способа, кроме как его жечь, часто у них просто нет. Поэтому государство не просто уменьшает площади лесов, а еще и провоцирует такие вот преступные, противоправные действия. В весенний период именно на этих территориях возникают пожары, они ближе всего к людям. То есть это пожары не в отдаленных лесах, а именно вблизи людей, и часто это лес с таким неопределенным статусом.

Добавляет проблем то, что россияне из-за карантинных мероприятий вынужденно уезжают за город, уезжают в деревни, на дачи, и это совпало с очень ранней весной. Проблемная по погоде весна – жаркая, сухая, после бесснежной зимы – это явное следствие изменения климата. У нас такой странной зимы не было, наверное, за всю историю наблюдений. Очень сильный дефицит воды в почве, поэтому очень легко торфяные пожары возникают.

– Финансирование осталось на уровне прошлого года. Тогда мы пережили очень тяжелый кризис, связанный с лесными пожарами, но, к сожалению, так и не было принято решение об увеличении финансирования охраны лесов в регионах, поэтому региональные службы получили столько же денег. При этом лесники переведены в основном на удаленный режим работы, они ограничены в перемещениях, выезжают на пожары, на патрулирование, но, конечно, это более тяжелый, более нервный режим.

Пожарным еще тяжелее, потому что они обеспечивают еще и обработку больниц, встречу наших соотечественников в аэропортах и так далее. Они при этом понимают, что тоже рискуют, выезжая, контактируя с людьми, повышают вероятность, в том числе, и самим заболеть. С добровольцами еще сложнее, потому что мы не можем массово выпускать добровольцев сейчас, перемешивать их и вообще организовывать массовые выезды. Мы сократили количество выезжающих людей до абсолютного минимума, который может справиться с задачей. Если обычно у нас, условно говоря, едет две машины по семь человек, то сейчас едет один экипаж из двух человек, которые и так живут вместе, ни с кем не контактируют, не имеют права заходить в магазины, на заправки. Это гораздо более сложные условия, чем обычно, а горит все-таки больше, чем обычно, – рассказал Куксин.
Tags: Дальний Восток, Забайкалье, Мордор, Приангарье, Сибирь, колонии, лес, пожары, экологическая беда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments