Олег Леусенко (oleg_leusenko) wrote,
Олег Леусенко
oleg_leusenko

Categories:

На что зомбировали совков «добрые советские фильмы»

Хороший разбор программирования гомо советикус в посте беларуса Максима Мировича (maxim_nm):

На что программировали «добрые советские фильмы».



Так, друзья — сегодня будет большой и интересный пост на давно задуманную тему — на что, собственно, программировали людей "добрые советские фильмы", о которых сейчас с такой ностальгией вспоминают любители СССР — "Ах какие были фильмы, сейчас уже таких нет и ключи никто под ковриком больше не оставляет!" — выступают они время от времени в комментариях к моим постам.

На самом деле советское кино (за редким исключением действительно талантливых режиссеров, которые троллили совок) выступало в роли социального проводника советских идей и формирования так сказать "советской идентичности". Это началось ещё во времена вечно живого деда — как известно, Ленин вошел в историю своей цитатой "пока народ безграмотен — важнейшим искусством для нас является кино". В более поздние советские годы советское кино тоже вполне себе занималось пропагандой в советском ключе — о чём я вам и расскажу сегодня.

Итак, в сегодняшнем посте — рассказ о том, как и на что на самом деле программировали людей "добрые советские фильмы". В общем, обязательно заходите под кат:

«Добрая» советская власть и армия.



Практически во всех советских фильмах, особенно ранних, снятых до 1960-х годов — постоянно педалируется тема того, как хороша советская власть и как вольготно при ней стало жить людям — видимо, при Сталине существовала некая секретная директива, которая предписывала вставлять это советское НЛП в любой фильм. Так, например, в сцене со свиданием парня и девушки в роще пара могла выйти на берег, и парень вдруг мог неожиданно выступить с речью вроде "ты только посмотри, как похорошела наша земля при советской власти! Какие просторы открылись уму и сердцу!" — после чего камера под патетическое завывание струнной секции оркестра показывала какие-нибудь лесные пейзажи, ничем не отличающиеся от таковых в каком-нибудь мезолите.

Другой пласт советской пропаганды тех же лет — воспитание правильного отношения к советской армии — в фильмах показывали, что все юноши очень хотят служить, аж подпрыгивают чтобы попасть в армию и впадают в депрессию, если им отказывают в таковой чести. "Он недостоин служить в нашей народной Красной арьмии! (почему-то всегда с мягким знаком после "р") — вскрикивает начальник колхоза в фильме "Максим Перепелица", после чего главный герой прикладывает все усилия, чтобы оказаться в "арьмии".

Сама же армия показывается чем-то вроде санатория — красиво постриженные и сытно накормленные солдаты купаются в отеческой любви и ласке отцов-командиров и старших братьев-сержантов, время от времени делают несложные и полезные физические упражнения, все остальное время предаваясь чтению и неустанному повышению политической подготовки ("Максим Перепелица", "Солдат Иван Бровкин"). Лично мне вдвойне горько смотреть на всю эту ложь — потому что мой родной дядя (старший брат отца) погиб в мирное время в Советской армии (в 1958 году), и его родителям по сути даже не сообщили об истинной причине смерти.

«С начальством спорить нельзя!»



Вторая мысль, которая внушается во всех советских фильмах, особенно в тех, что были сняты до 1970-х годов — начальство всегда право, особенно советское начальство (другого попросту не было). Спорить с начальством нельзя, система всегда права, а если есть какие-то отдельные нерадивые начальники, то это бюрократы и зазнайки — виноватыми в тех или иных происшествиях были всегда отдельные личности, но никак не система в целом (к примеру, фильм "Мы с вами где-то встречались" с Райкиным).

Другой пласт из этой же серии — внушение мысли, что советская милиция в целом очень порядочная организация, а все советские милиционеры — люди одновременно с военной выправкой, лицом академика и речью московского диктора. Советский милиционер всегда поможет снять котенка с дерева, найти нужный двор или просто придет домой чтобы по-доброму, по-отечески помочь жильцам разрешить те или иные проблемы. Собственно, как и в случае с армией — в старых фильмах никто не рассказывал, что представляла из себя реальная советская милиция и как там относились к людям.

«Мужчина всегда прав!»



Ещё один постулат, который подспудно внушался ранними советскими фильмами, особенно снятыми до 1970-80-х годов — это то, что мужчина всегда и во всем прав. Если в фильме показывалась семья — то главной всегда был мужчина, а женщина была на вторых ролях. Нередко в кино можно увидеть сцены, когда за столом пирует мужская компания, а женщина (жена главы дома) присутствует в кадре в виде бледной тени и "обслуживающего персонала" — подает на стол новые блюда, моет посуду в кухне и прочее. Даже если мужчина показывался инфантильным ребенком — он всё равно должен был считаться главным.

Ещё сюда же можно отнести навязывание мысли о том, что без мужчины женщина неполноценна в принципе — стоит вспомнить хотя бы советский говнофильм "Москва слезам не верит", в котором главная героиня, в общем-то независимая и по советским меркам состоявшаяся женщина (директор фабрики с квартирой и машиной) — становится "полностью полноценной" только с обретением мужика — бомжеватого вида слесаря из коммуналки, котрому для полного счастья не хватает только стакана газировки и который со второго дня знакомства начал втирать ей постулаты "мужчина должен то, мужчина должен се, а ты сиди ровно и молчи".

Что самое интересное — в совковом обществе все это воспринималась как абсолютная и непреложная норма, спорить с которой было категорически запрещено.

Выученная беспомощность.



Еще один очень вредный момент, на который программировали советские фильмы — это так называемая "выученная беспомощность". В современной психологии таким термином называют состояние апатии, когда человек не пытается улучшить свою жизнь даже тогда, когда имеет к этому все предпосылки и возможности. В совковых фильмах такое можно увидеть постоянно — герои занимают какую-то жизненную нишу (чаще всего крайне низкую) и на том успокаиваются, приговаривая: "живем бедно зато честно, не в деньгах счастье, раньше я думала что счастье в деньгах, а оно в труде на благо родины".

Если сравнить с западными фильмами тех же лет — то они наоборот всегда программировали на успех и на победы. Собственно, этим отлично демонстрируется разница двух социальных строев — если при демократии человек действительно своим трудом и талантами мог добиться всего (стать президентом, миллионером, главой компании, отправиться в кругосветное путешествие и прочее), то в совке возможности были очень ограничены, и власть была вынуждена преподносить это как норму — живите бедно зато честно, храните ключ от квартиры под ковриком и радуйтесь, что у вас нечего красть.

«Касты неполноценных».



А еще в советских фильмах всех лет постоянно выводились определенные касты неполноценных — своих же граждан, которые властью считались какими-то "не такими" — их нужно было посадить, выгнать из страны ну или в крайнем случае "постараться перевоспитать" — чтобы весь советский народ представлял собой единую серую трудовую массу и никто не отрывался от коллективной радости труда.

В ранних совковых фильмах "кастами неполноценных" выводились кулаки, богачи, буржуи, интеллигентишки и прочие люди, которые не были похожи на Васю-алкоголика и имели за плечами чуть поболее трех классов церковно-приходской школы. "Кулака" всегда изображали в виде хитрого бородатого деда с обрезом за пазухой, который только и думает, как бы обмануть трудовую власть колхозов. "Буржуй" был обязательно толстым, много и шумно ел, плохо себя вел на людях и замышлял планы войны. "Интеллигентишкой" был какой-нибудь тощий парень в очках и с гусиной шеей, вечно колеблющийся и не понимающий своего счастья жить по дороге к коммунизму.

Существовали "касты неполноценных" и в более поздних советских фильмах — там отрицательными героями выводились стиляги, богатеи, хорошо одетые женщины, а также иностранцы. "Стилягой" в фильме представляли любого мало-мальски прилично одетого и постриженного молодого человека, который хотел выделяться из серой мышиной толпы — страшный грех в СССР. "Богатеи" были главным образом заграничные, почти как "буржуи", но более лощеные — с фальшивой улыбкой, страшными белыми зубами (у нормального советского человека таких быть не может) и преступнейшим образом начищенными ботинками.

"Хорошо одетые женщины" всегда подразумевались проститутками — живущими на нетрудовые доходы и часто в конце фильма раскаивающихся и радостно идущими работать шпалоукладчицами. "Иностранцы" были подозрительны в принципе — если иностранцы не были чернокожими московскими студентами, то обязательно были шпионами.

Совок. Послесловие.

Такие дела. Как видите — "добрые советские фильмы" программировали вовсе не на хорошие вещи, а очень часто делили людей на сорта, приучали к мысли, что власть и милиция всегда права, занимались пропагандой армейской службы а также внедрением других понятий, которые в XXI веке кажется дикостью.

Именно поэтому никакого "возврата назад в СССР" быть не может — общество уже давно переросло и советские фильмы, и ту "мораль, а люди в наши дни стали намного нравственнее и честнее, чем в совковые годы.
Tags: СССР, гомо советикус, зомби, кинематограф, совок, фильмы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments