Олег Леусенко (oleg_leusenko) wrote,
Олег Леусенко
oleg_leusenko

Categories:

Инвестор без сапог: как обувной гигант Zenden похоронил 100 миллионов на Крыме

Владелец обувного производителя Zenden Андрей Павлов — один из самых ярых патриотов в российском бизнесе. Но даже ему оказалось не под силу справиться с бюрократическими реалиями Крыма: бизнесмен заморозил строительство фабрики, в которую готов был вложить 1 млрд рублей.


Производство обуви под маркой Zenden в Крыму ( фото Александра Рюмина / ТАСС )

На встрече с корреспондентом Forbes осенью 2016 года Андрей Павлов — основной владелец и гендиректор Zenden Group, второй по обороту обувной компании в стране (выручка в 2017 году — более 23 млрд рублей) — хвастался новым дизайном обувных коробок с изображением Ласточкиного гнезда, одного из символов украинского Крыма. Новгородский предприниматель никогда не скрывал свой патриотизм и подчеркивал желание развивать российское производство. Оккупацию Крыма ватник воспринял как личный вызов и новую возможность для бизнеса.

На полуострове Павлов мечтал открыть фабрику, которая бы выпускала по 1 млн пар обуви в год. А для начала арендовал в Евпатории цех, где наладил производство 5 000 сандалий под лейблом «Сделано в Крыму». Хоть Павлов в интервью РБК и называл проект «полусоциальным», надеясь подтянуть качество продукции и частично решить проблему безработицы в регионе, денег на инициативу он не жалел. «Стране нужно производство. На рентабельность я не смотрю, самое главное, чтобы проект был!» — заверял Павлов, затеяв стройку с бюджетом в 1 млрд рублей.

Миллиардная стройка

Проект выглядел многообещающе: надежные партнеры из профильного бизнеса, отсутствие в регионе конкуренции, субсидии для участника свободной экономической зоны (СЭЗ) и, по словам Павлова, предложение помощи лично от мэра Евпатории Андрея Филонова. С чиновником предприниматель познакомился на Ялтинском форуме в 2015 году. Мэру идея Zenden понравилась, и он пообещал «оказать максимальное содействие и лично следить за ходом реализации важного проекта для города», вспоминает Павлов. На радостях он и его подельники-оккупанты из Ростова-на-Дону Денис Лысенко и Александр Харагоршев зарегистрировали ООО «Крым Шуз».

Через год под марш и торжественные речевки состоялась закладка первого камня фабрики. «Евпатория ждала этого экономического прорыва», — с гордостью говорил Филонов с импровизированной сцены посреди степи. Новое предприятие должно было обеспечить более 500 рабочих мест и стать основой для развития в регионе производственного кластера с современной лабораторией и корпоративным университетом. Согласно первоначальному плану, фабрику планировалось построить к концу 2016-го.

День закладки камня для «Крым Шуз» мэр окрестил днем «освобождения Евпатории от курортной зависимости». Филонов знал, о чем говорил: раньше он работал советником главы Крыма по туризму, избирался депутатом горсовета, а также был сопредседателем городского комитета по защите прав предпринимателей и сам занимался бизнесом. Среди его деловых партнеров был и основатель фестиваля «КаZантип» Никита Маршунок: Филонов помогал фестивалю с землеотводом, писал украинский Forbes. Третьим компаньоном в проекте был Николай Карпов, которого журнал называл другом Филонова. По данным СПАРК, все трое связаны через ООО «Центр молодежных инициатив Зебра» (Филонов работал в центре, а Маршунок и Карпов в разное время числились среди его совладельцев), учредителем которого являлась кипрская «Казантип Лимитед». Карпов также оказался гендиректором строительной компании ООО «Сити Билдинг Компани» (СБК), зарегистрированной в Калуге — генерального подрядчика проекта фабрики Zenden. Причем во главе СБК он, по данным СПАРК, сменил Филонова. Павлов говорит, что компанию как контрагента ему рекомендовал Филонов.

Трещина в отношениях

Проблемы с обувным проектом начались уже спустя несколько месяцев после закладки первого камня. Осенью 2016-го Павлов обнаружил грубые нарушения на стройке. «Возникли вопросы к качеству материалов, соблюдению технологий заливки фундамента, состоянию металлоконструкций. Все это влияет на безопасную эксплуатацию будущего здания», — перечисляет основатель Zenden. Близкий к компании источник утверждает, что не заметить дефектов было невозможно: трещины и повреждения на несущих бетонных конструкциях, коррозия на арматуре. По результатам экспертизы, инициированной Павловым, техническое состояние фундаментов было признано ограниченно работоспособным, а состояние стеновой панели — недопустимым. Получить комментарии гендиректора СБК Карпова на момент публикации материала Forbes не удалось.

Сперва Павлов обратился с претензией к индивидуальному предпринимателю Сергею Шумейко, который был нанят для технического надзора за стройкой. По словам Павлова, этого партнера инвесторам также рекомендовал мэр Филонов. ИП Шумейко был зарегистрирован в феврале 2016 года и, помимо проекта Zenden, исполнил несколько мелких контрактов от муниципальных объектов, крупнейший из которых — технадзор Евпаторийской городской больницы на сумму чуть выше 100 000 рублей. К июлю 2017-го Шумейко и «Крым Шуз» обменялись исками в арбитраже. Первый обвинял компанию в неисполнении условий договора. В ответ «Крым Шуз» попытался взыскать с Шумейко более 633 000 рублей убытков из-за ненадлежащего оказания услуг. В декабре того же года суд не удовлетворил требования ИП, а компания Павлова в свою очередь отозвала иск. Владелец Zenden причины отказа от претензий не комментирует.

В августе 2017-го он подал еще два иска — на этот раз уже к генподрядчику СБК (на 25 млн рублей) и одному из субподрядчиков «Крымстройресурсу» (на 4,3 млн рублей). Последний был учрежден вскоре после решения о строительстве обувной фабрики Михаилом Берездецким. Ранее он возглавлял другую строительную компанию «ГК Регион Строй», зарегистрированную по тому же адресу в Калуге, что и СБК. В совокупности СБК, по данным СПАРК, выступает ответчиком по четырем арбитражным делам на 37,5 млн рублей.

Обращение в суд стало крайней мерой — инвестор пытался договориться с партнерами, рассказал Forbes собеседник, близкий к Zenden. По его данным, Павлов не раз встречался с Филоновым и даже с главой Крыма Сергеем Аксеновым, которого бизнесмен буквально поймал за руку во время Петербургского экономического форума. Встречи не просто не дали результатов — напротив, «Крым Шузу» «пригрозили административным ресурсом», знает источник Forbes: «Было сказано, что ничего переделывать и выплачивать не будут, шансов у вас нет. Если хотите, будем судиться годами». Тяжбы между обувным гигантом и крымскими подрядчиками и правда длятся почти два года, ближайшие заседания назначены на апрель.

«А что тянуть?»

Из текстов исков следует, что строительные работы фабрики не ведутся с декабря 2016 года. Чуть более года назад администрация Евпатории утверждала, что проект, тем не менее, будет завершен к декабрю 2019-го, писала газета «Коммерсантъ». Павлов тогда же говорил: как только будут урегулированы все вопросы с подрядчиками, возведение обувного кластера возобновится.

Теперь бизнесмен не так уверен в планах: «Какой смысл тянуть фабрику?» Цех, который Zenden арендовал в Евпатории, больше не действует. Партнеры Лысенко и Харагоршев вышли из проекта еще в марте 2017-го, до начала судебных тяжб. Претензий к ним у Павлова нет. Общий объем инвестиций в проект предприниматель не раскрывает, уточняя лишь, что сумма больше исковых требований к подрядчикам (около 30 млн рублей). По информации управления экономики администрации Евпатории, в 2015-2016 годах «Крым Шуз» вложила в строительство около 97,6 млн рублей.

Павлов утверждает, что тратил исключительно собственные средства, несмотря на то, что в 2016-м крупнейший на полуострове банк РНКБ (к руководству которого имеет прямое отношение зять Юлии Тимошенко) открыл для Zenden кредитную линию лимитом 200 млн рублей. Также, по данным СПАРК, в сентябре 2017-го Минпромторг одобрил для «Крым Шуз» субсидию из федерального бюджета на 22,5 млн рублей (средства компания могла получить на возмещение затрат на проценты по кредитам, полученным в российских банках в 2013-2017 годах). В декабре 2017-го Совет по улучшению инвестиционного климата Крыма продлил сроки строительства фабрики и снизил налоговые отчисления для инвестора. Если первый договор предусматривал выплату 326,2 млн рублей налогов в течение 11 лет с момента начала работы фабрики, то проект нового — 142,6 млн рублей за восемь лет.

«Мы никакими льготами по финансированию не пользовались», — заверяет Павлов. Получить комментарии администрации Евпатории и мэра города Филонова на момент публикации материала Forbes не удалось.

Присутствие Zenden на временно оккупированном Крыме сегодня ограничивается несколькими магазинами. О замороженном проекте фабрики предприниматель говорит с сожалением: «Это бизнес, и здесь бывают удавшиеся и неудавшиеся проекты». Разбираться с контрагентами Павлов намерен «исключительно в рамках правового поля».
Tags: Крым, мэйд ин раша, оккупация, предприниматели, рукожопые, третий мир
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments