Олег Леусенко (oleg_leusenko) wrote,
Олег Леусенко
oleg_leusenko

Categories:

Мордор: За год на РФ пропали без вести свыше 120 тысяч человек

По данным МВД, на России ежегодно в розыске находятся свыше 120 тысяч без вести пропавших. Их ищут не только МВД и МЧС — на РФ существует 74 волонтерских организации, занимающиеся поиском пропавших. И часто они приносят не меньше помощи, чем государственные ведомства. В любое время дня и ночи, невзирая на выходные и праздники добровольцы ищут совершенно незнакомых им людей.



О том, как это происходит, «РГ» рассказала Ирина Воробьева, корреспондент радиостанции «Эхо Москвы» и координатор известного поискового отряда «Лиза Алерт».

- Ирина, вы ищете людей в круглосуточном режиме. Жизнь превращается в поиск. В таком режиме наверняка у отряда есть дефицит людей?

Ирина Воробьева: - Люди к нам приходят постоянно. Поисковиков — хоть нас и стало больше — не хватает катастрофически. Очень не хватает оборудования, а без него нельзя отправлять людей в лес, каждая группа должна быть с навигатором, с хорошими фонарями. И вот когда мы не можем выйти в лес, чтобы спасти человека, потому что у нас нет аккумулятора, — я не знаю, как описать это состояние. Это очень страшно.

- Есть ли статистика, сколько людей, ушедших в лес, теряется?

Ирина Воробьева: - Эту статистику никто толком не ведет. Конкретных цифр нет ни у МЧС, ни у МВД. По нашим данным, только за это лето в лесу потерялся 101 человек. 76 из них мы достали живыми, остальные погибли. В сутки нам приходит по 4-5 заявок. Часть из «заявленных на поиск» выходят сами, часть мы ищем, а часть не выходит, и мы не находим.

- Последнее время новостные ленты то и дело подбрасывают сообщения «ушел в лес и не вернулся». Это сезонная проблема?

Ирина Воробьева: - Да, потерявшихся грибников всегда очень много. Не только в этом году. В прошлом — так же, это случается каждую осень. Каждое лето мы повторяем друг другу: «Сейчас мало поисков, но вот пойдут грибы — и начнется ужас».

- Что осложняет вам поиски?

Ирина Воробьева: - Люди идут в лес в чем попало, и в основном в одежде, которую не видно. В какой-нибудь дешевой камуфляжной куртке или в черном, коричневом, зеленом. Надевают это на себя и радостно идут в лес. Такое ощущение, что хотят там спрятаться. И легко этого добиваются. Потому что мы не можем их найти. Люди почему-то упорно и категорически отказываются понимать, что лес — это опасная штука.

- Какая-то катастрофическая беспечность…

Ирина Воробьева: - Причем не только со стороны отдельных людей. Иногда даже МЧС и полиция не знает, что делать. У нас был совершенно потрясающий случай, когда человека нашли на третьи сутки. Наши волонтеры прочесывали квадрат, который был самым вероятным, но надежды уже было мало. И вдруг услышали отклик. Пробирались к нему через болото по пояс в воде. Человек был живой. Пытались вызвать МЧС или полицию, чтобы его эвакуировать, потому что нести его через болото было невозможно. Выяснилось, что ни у МЧС, ни у полиции нет необходимой техники. А человека надо срочно в больницу...

- Кто помогает вам покупать необходимое оборудование?

Ирина Воробьева: - Оборудование мы покупаем сами. Еще помогают добрые люди. Иногда, родственники потерявшихся помогают, хотя мы их об этом и не просим.
Tags: Мордор, лес, поиск, пропавшие без вести
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments