Олег Леусенко (oleg_leusenko) wrote,
Олег Леусенко
oleg_leusenko

Category:

Мюрид признал, что Запад принял коллективное необратимое решение по уничтожению России.



Однако если взглянуть на ситуацию шире строго шкурных интересов борьбы за потоки и кормовые территории, то предоставление "томоса" находится в русле наметившейся в прошлом 18 году тенденции на резкое ужесточение политики Запада в отношении России. От санкций и давления Запад именно в 18 году перешел к проведению качественно иной политики - блокадной и осадной. А это ставит принципиально иные вопросы, так как правильно организованную системную блокаду даже теоретически невозможно снять только силами блокированной территории - блокада всегда снимается внешними по отношению к блокированному субъекту усилиями. Изнутри все попытки деблокироваться практически обречены, для этого требуется ресурс, заведомо превосходящий ресурс того, кто блокаду осуществляет, что, как правило, нереально.

В этом смысле стратегически путинский режим уже потерпел поражение - за него взялись всерьез и уже без дураков. По сути, именно 18 год стал годом, когда объединенный Запад при всех своих внутренних разногласиях пришел к консенсусу по отношению к путинскому режиму. В реальности, против России запущена операция, ничем не отличающаяся по своему смысловому содержанию от той же "Бури в пустыне". Россия - не Ирак, поэтому внешне то, что сейчас делается, мало похоже на действия коалиции против Саддама Хусейна, но в смысловом пространстве речь идет о внешней ликвидации путинского режима, так как Запад пришел к выводу, что внутренняя трансформация полуфашистского режима в России уже невозможна. Что, кстати, справедливо - разрушить изнутри авторитарные и фашистские режима практически невозможно, а если это и произойдет, то только через полную деструкцию всего пространства.

Имея перед глазами тот же самый Ирак, Запад не рвется повторять свой довольно печальный опыт с Россией - православный ИГИЛ никому не нужен.

Именно это и диктует специфику внешнего сноса путинского режима, и 18 год продемонстрировал ее в полный рост. Запад полон решимости ликвидировать сам режим, но намерен процесс ликвидации сделать минимально травматичным в первую очередь для окружающего пространства, а затем - минимизировать ущерб внутри самой России. Насколько это возможно. Стратегия блокады в этом смысле подходит как нельзя лучше. Стоит вспомнить, что с Ираком поступили примерно так же - Саддам потерпел военное поражение в 91, после чего последовало целое десятилетие удушающей блокады "Нефть в обмен на продовольствие", и пожалуй, если бы перед Бушем-младшим не встала бы сугубо сиюминутная задача тактического плана, вынудившая его начать вторую иракскую войну, возможно, что снос режима Саддама произошел бы гораздо менее разрушительно для всего пространства региона.


Так или иначе, но как именно будет развиваться стратегия блокады России, станет понятно в этом и, видимо, следующем году. Пока мы видим лишь контуры процесса. Но совершенно точно можно сказать, что в 18 году точка невозврата была пройдена. Поэтому начинают приниматься необратимые решения, чего любой политик инстинктивно старается избегать (если, конечно, у него есть хотя бы капля мозгов). Нужно быть полной бездарностью вроде Путина, чтобы раз за разом захлопывать перед собой пространство решений, причем своими собственными действиями. Нормальный политик и вообще управленец всегда старается оставить выход или запасной вариант, "схлопывание" пространства решений - признак профессиональной управленческой несостоятельности. И уж если Запад запускает необратимые процессы - это означает переход в то самое качественно иное состояние в отношениях с путинским режимом.

https://el-murid.livejournal.com/4015089.html


Tags: Анаконда, Запад, Ирак, Мюрид, РФ, Томос, агония, аналогии, крах России, прозрение, режим Путина, сравнение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments