Олег Леусенко (oleg_leusenko) wrote,
Олег Леусенко
oleg_leusenko

Category:

АУЕ шагает по рашне

На Мордоре, где нечем больше заняться, где слаб авторитет власти и взрослых, молодежь самоорганизуется и находит себе криминальных кумиров. В последнее время в уличную и даже школьную среду Московии просачиваются понятия из уголовного и тюремного мира.



хроника

В Петербурге толпа подростков с криками «АУЕ!» напала на 16 мирных граждан.
На Кубани приверженцы АУЕ после ссоры забили двух подростков до потери памяти.
В Челябинске школьники выгнали с урока 48-летнего учителя за «незнание понятий АУЕ».
На окраине Казани сторонники АУЕ забили насмерть подростка, отказавшегося сдавать деньги в общак, затем убили пришедшего ему на помощь отца, выкрали ключи, пробрались в квартиру и закололи отверткой мать убитого школьника.
В Новопавловке Забайкальского края родители учинили расправу над юными ауешниками, орудовавшими в местной школе, и в итоге сами попали под следствие.
В Хилокском районе Забайкалья 20 воспитанников интерната с лозунгами «АУЕ!» разгромили полицейский участок.
Тренера по самбо из города Похвистнево Самарской области судят за то, что застрелил напавшего на него ауешника.

Смотрящий за поселком

– Я был классе в 6-м, когда ко мне подошли ребята-старшеклассники, – рассказывает 18-летний Михаил (имя изменено по просьбе героя) из Забайкальского края. – Блатные. На районе их все знали – ходят блатуют. У многих наколки на пальцах или на груди, но не гламурные, а с криминальным смыслом. Чаще всего это буквы на фалангах пальцев или такие 8-угольные звезды на груди. Значения разные: «Сам живи и давай жить другим!», «Вор – птица высокого полета», «Дави ментов» и так далее. Самые распространенные у нас всем известны.

Разговор у них всегда один: «АУЕ! Жизнь ворам!» Это как приветствие. Если реагируешь нормально или поддерживаешь, разговор идет дальше. Если нет – по обстоятельствам. У нас все-таки бывший военный поселок и откровенного жесткача нет. А в «Советском», «Острове», «КСК», «17-й школе» (микрорайоны Читы. – Ред.) можно и «отхватить», если не поддерживаешь «правильных пацанов».

Про АУЕ на России знают все – учителя, директор, полицейские, родители. Когда их спрашивают официально, они всё отрицают. Ну, или говорят, что это все молодежные игры, которые были всегда. Особенно если вспомнить 90-е. Но поперек «братвы» никто не идет. Есть смотрящий за поселком. Смотрящий по малолеткам. Среднее звено – «пацаны», «бродяги». Ну и собственно малолетки на подхвате. Пока их никто не трогает.

справка

Есть две расшифровки АУЕ:

1. «Арестантский Уклад Един»

2. «Арестантское Уркаганское Единство»

«Пацаны голодают»


Главное, что нужно от новобранцев – скинуться «на грев» тюрьмы. Тема всегда одна и та же: «Ты дома чай с сахаром пьешь? Булку с маслом ешь? А на зоне пацаны голодают!». Причем это могут быть как вполне конкретные «пацаны» – у нас это Мустафа, Лёха Гусь, Пашка Мелкий. А может быть абстрактное «арестантское братство».

Чуть позже я разобрался, что до зоны что-то доходит, а что-то так и оседает в карманах «блатных», которые на эти средства живут, курят, выпивают. Доить молодняк – это бизнес под прикрытием криминальной романтики.

В более жестких районах есть такса – по сколько с носа, со школьников это может быть рублей 200 в месяц. Где возьмешь, богатая у тебя семья или бедная – не волнует, твои проблемы. У нас в поселке брали сразу сигаретами, заваркой и конфетами – самые ходовые товары для передачки на зону. Я передавал. Брал деньги у мамы, не говоря, на что, а пару раз подработал – у нас недалеко строили автостоянку, там всегда были нужны рабочие руки на подхвате. Несколько раз меня отправляли отвезти посылки на зону. Здесь это недалеко. У нас край вообще каторжный, здесь еще декабристы сидели, да и потом куча народу, включая даже Ходорковского. В нашем поселке тоже много отсидевших, сидящих, ну и будущих сидельцев, наверное, тоже.

Самая распространенная статья – 158 – воровство. У кого-то работы нет, кому-то неохота за 6–10 тысяч в месяц горбатиться, поэтому воровство в системе АУЕ зазорным не считается, некоторые даже бравируют. Выносят квартиры, снимают золото с прохожих, отбирают мобилы. Пока не попадутся.

Когда деньги или заварку сдал – все, ты уже «в теме». В АУЕ.

Досуг – улица

Я живу в поселке городского типа под Читой. Раньше это был закрытый военный городок, тут стояла ракетная часть, но потом ее расформировали, военно-служащих вывели. На их место стали заселяться гражданские из разных мест, в том числе и из неблагополучной среды, отсидевшие.

Досуг у нас – улица. Есть кафе, но не всем по карману. Спорт в поселке есть, но это если прям задаться целью записаться в секцию. В футбол на улицах не играют, хоккей – вообще, как у нас говорят, «для детей депутатов», там одна амуниция разорит среднюю семью. При желании, конечно, можно даже шахматами или шашками заниматься, но улица перетягивает.

Учеба и хорошее поведение у нас не гарантируют, что будешь хорошо жить. А рост по криминальной лестнице кажется проще. Там взяток давать не надо, блата вроде как тоже нет. Ценятся твои «заслуги». На это и ловят молодняк. Вроде как альтернатива несправедливому устройству общества – со своими законами, которые называются понятиями. Хоть это и выглядит карикатурно, когда малолетки-школьники «рамсят»: «Ты вообще кто по жизни?», «Да ты знаешь, кто я такой и сколько я на зоне чалился!»

Движение на России набирает силу

У нас есть целые микрорайоны, где быть в АУЕ считается круто. Ну там и альтернативы нет – на скрипочке просто негде играть, на рабочих окраинах. Да и не поймет никто. В центре и более благополучных районах нашего края мода на АУЕ уже понемногу спадает. Хотя я читал, что на европейской территории России движение, наоборот, набирает силу. В том же «В контакте» больше десятка групп, у каждой – десятки тысяч подписчиков. Значит, кого-то привлекает.

Многим девочкам почему-то нравятся ауешники. Видят в них таких Робин Гудов, что ли.

Правда, если поближе приглядеться, романтика слетает, остается неприглядная правда жизни. Украл, выпил – в тюрьму. Я это вовремя понял и вышел, не успев натворить непоправимого.

Из поселка уехал. Устроился работать монтажником-высотником, в свободное время волонтерю в одной благотворительной организации.

Не всем так повезло. Кто-то сел. Кто-то уже вышел. Хватаются за голову. В жизни все не так романтично, как в блатном шансоне. А молодые годы прошли, образования, работы нет, арестантское прошлое не вычеркнуть. Сводят наколки, но остаются шрамы.

«Собеседник» №37-2018
Tags: АУЕ, Мордор, воры, криминал, молодежь, рашизм, руцкимирЪ, уголовщина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments