Олег Леусенко (oleg_leusenko) wrote,
Олег Леусенко
oleg_leusenko

Русские на службе у Гитлера. Часть 3

Фото:  Русский коллаборационизм

(Продолжение. Начало: Русские на службе у Гитлера. Часть 1 ,
Русские на службе у Гитлера. Часть 2)

История «православия на службе у Гитлера» восходит даже не к началу Отечественной войны, а к заре советской власти, когда Афонский старец, о. Аристоклий пред своей кончиной в Москве пророчествовал: «Спасение России придет, когда немцы возьмутся за оружие».

А в июне 1938 года митрополит Анастасий, представитель Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей, написал Гитлеру позорное коленопреклоненное благодарственное письмо в связи с открытием Берлинского соборного храма, в котором есть такие строки: «Не один только германский народ поминает Вас с горячей любовью и преданностью перед Престолом Всевышнего: лучшие люди всех народов, желающие мира и справедливости, видят в Вас вождя в мировой борьбе за мир и правду. Мы знаем из достоверных источников, что верующий русский народ, стонущий под игом рабства и ожидающий своего освободителя, постоянно возносит к Богу молитвы о том, чтобы

Он сохранил Вас, руководил Вами и даровал Вам свою всесильную помощь. Ваш подвиг за германский народ и величие германской Империи сделал Вас примером, достойным подражания, и образцом того, как надо любить свой народ и свою родину, как надо стоять за свои национальные сокровища и вечные ценности. Ибо и эти последние находят в нашей Церкви свое освящение и увековечение. Вы воздвигли дом Небесному Владыке. Да пошлет же Он Свое благословение и на дело Вашего государственного строительства, на создание Вашей народной империи. Бог да укрепит Вас и германский народ в борьбе с враждебными силами, желающими гибели и нашего народа. Да подаст Он Вам, Вашей стране, Вашему Правительству и воинству здравие, благоденствие и во всем благое поспешение на многая лета» («Церковная жизнь», 1938, № 5-6).

Всё бы — ничего, если бы этим всё кончилось, но с этого только всё началось. В июне 1941 года, уже после нападения Германии на СССР, другой православный отец, архиепископ Серафим, обратился к пастве с Воззванием, часть которого я вынужден процитировать: «Во Христе возлюбленные братья и сестры! Карающий меч Божественного правосудия обрушился на советскую власть, на ее приспешников и единомышленников. Христолюбивый Вождь германского народа призвал свое победоносное войско к новой борьбе, к той борьбе, которой мы давно жаждали — к освященной борьбе против богоборцев, палачей и насильников, засевших в Московском Кремле...

Воистину начался новый крестовый поход во имя спасения народов от антихристовой силы... Наконец-то наша вера оправдана!.. Поэтому, как первоиерарх Православной Церкви в Германии, я обращаюсь к вам с призывом. Будьте участниками в новой борьбе, ибо эта борьба и ваша борьба... „Спасение всех“, о котором Адольф Гитлер говорил в своем обращении к германскому народу, есть и ваше спасение, — исполнение ваших долголетних стремлений и надежд. Настал последний решительный бой. Да благословит Господь новый ратный подвиг всех антибольшевицких бойцов и даст им на врагов победу и одоление. Аминь!».

Слышу голоса наших, что здесь речь идет о деятелях Русской Православной Церкви Заграницей — раз, и о реванше церковников за большевистский разгром РПЦ — два. Если бы так! Потому что всё это — не более чем прелюдия к массовому предательству православного духовенства! Здесь можно привести десятки церковных документов, датированных 1941-1943 гг., в которых отцы русского православия (Архимандрит Иоанн (кн. Шаховской — «Новое слово», № 27 от 29.06.1941), митрополит Серафим (Лукьянов) («Церковная жизнь», 1942, № 1), Всебелорусский Церковный Собор, архиепископ Филофей (Нарко), епископ Афанасий (Мартос), епископ Стефан (Севбо) («Наука и религия», 1988, № 5), митрополит Виленский и Литовский Сергий (Воскресенский), митрополит Серафим, протопресвитор Кирилл, священник Апраксин, капелланы РОА (А.Киселев, К.Зайц, И.Легкий и многие, многие другие) «упражнялись» в славословиях Гитлеру за нападение на СССР: «Началось исчезновение демонских криков „Интернационала“ с земли русской», «Это будет „Пасха среди лета“», «Да будет благословен час и день, когда началась великая славная война с III интернационалом.

Да благословит Всевышний великого Вождя», «Первый в истории Всебелорусский Православный Церковный Собор в Минске от имени православных белорусов шлет Вам, господин рейхсканцлер, сердечную благодарность за освобождение Белоруссии от московско-большевицкого безбожного ярма», «И нет слов, нет чувcтв, в которых можно было бы излить заслуженную благодарность освободителям и их Вождю Адольфу Гитлеру, возстановившему там свободу вероисповеданий, возвратившему верующим отнятые у них храмы Божии и возвращающему им облик человеческий» и пр., и пр., и пр.

Казалось бы, в последней здравице Гитлеру раскрыта причина предательства представителей РПЦ — долгожданное освобождение церкви от большевитского ига. Но как тогда быть с родиной, с уничтожаемым фашистами православным русским народом, с тотальным геноцидом соотечественников Иисуса Христа?.. А — никак!

Из Пасхального Послания Митрополита Анастасия, 1942 г.: «...Настал день, ожидаемый им (русским народом), и он ныне подлинно как бы воскресает из мертвых там, где мужественный германский меч успел рассечь его оковы... И древний Киев, и многострадальный Смоленск, и Псков светло торжествуют свое избавление как бы из самого ада преисподнего. Освобожденная часть русского народа повсюду уже запела... „Христос Воскресе!“» («Церковная жизнь», 1942, № 4).

Самое важное здесь — даже не предательство православных иерархов, а массовость перехода русского священства на сторону врага. В сотнях восстановленных и открытых немцами православных храмов русские попы возносили молебны победам оккупантов в переполненных паствой соборах. Это не мои придумки — так выполнялось предписание церковного циркуляра от июня 1942 года, подписанного протопресвитором Кириллом — «Совершать молебны о даровании Господом сил и крепости германской армии и ее вождю для окончательной победы...»

Немцы прекрасно понимали роль церковников, хорошо финансировали возрождаемые церковь и клир, 30-тысячным тиражом выпускали газету «Православный христианин» и быстро обратили «в свою веру» служителей православного культа.

Германское командование использовало русских священников в оккупированных районах для сбора сведений разведывательного характера, а также информации о настроениях населения. На Северо-Западе России была образована так называемая «Православная миссия в освобожденных областях России». В свом первом обращении к верующим она призвала всех «возрадоваться своему освобождению». Помимо ведения активной пропаганды и сбора сведений о политическом и экономическом состоянии районов, «Православная миссия», по предварительным данным, предала в руки немецких

контрразведывательных органов 144 партизан и советских патриотов, проводивших активную борьбу против немцев.

Я убежден в том, что резкое изменение отношения Сталина к РПЦ во многом обязано не его «прозрению», а слепому копированию тщательно продуманных действий фашисткого командования по «вербовке» православных «духовных отцов».

Кстати, предательство РПЦ во время Второй мировой не стало исключением из правил. В период Орды (XIV-XV вв.) церковь активно сотрудничала с поработителями, призывая прихожан смириться с татарским игом и относиться к нему, как к заслуженной божьей каре. Еще бы! Ведь Орда не только освободила РПЦ от каких бы то ни было налогов, повинностей и тягот, которыми обложено было все остальное население покоренной страны, но передала в управление церкви огромные земельные владения (более трети всех пахотных земель в стране). Ростовский епископ Тарасий навел на Русь орды хана Дуденя, разграбившего и разрушившего Владимир, Суздаль, Москву и ряд других русских городов. Глава церкви митрополит Иосиф, а также епископы Рязанский и Ростовский, Галицкий и Перемышльский бежали, но большинство священников РПЦ быстро приспособилась к власти Орды и призывали народ к покорности. За верную службу завоевателям православному духовенству давались от ханов специальные ярлыки (жалованные грамоты).

Ордынские ханы щедро расплачивались с православной церковью за ее измены — за то, что церковь положила к их ногам духовный меч православия, за то, что звучала с амвонов проповедь покорности монгольскому «царю» и его «славному воинству», за то, что отторгала от церкви восставший от отчаяния народ, который свирепое монгольское воинство топило в крови. Историк Н.М.Карамзин, характеризуя положение РПЦ при Орде, писал, что ради мзды церковь была готова не только преданно сотрудничать с иноземным завоевателем, но и вдохновить, второе «монгольское нашествие».

Но стоило Орде пошатнуться, как с амвонов зазвучали совсем другие проповеди: теперь попы проклинали «поганых», поработивших страну. Иными словами, не моргнув глазом, РПЦ предала свою вчерашнюю покровительницу Орду, как раньше — Россию. Оба предательства диктовались исключительно мздой — отныне попы ждали от победительницы-Москвы, что она подтвердит «братии» все ее ордынские «ярлыки» и будет защищать собственность церкви столь же ревностно, как защищала их Орда. И, как ни странно, это ей удалось...

Я не буду говорить здесь о всех иных видах коллаборационизма — работе на оккупантов журналистов, учителей, артистов, ученых, инженеров, рабочих, крестьян, работе, которую можно списать на стратегию выживания. К этой же категории относится множество русских, украинских и белорусских девушек, сожительствующих с оккупантами. Здесь следует лишь отметить, что энергетика такого «служения» во многом определялась довоенной реакцией граждан СССР на сталинизм — известными феноменами неучастия и внутренней эмиграции как негативными реакциями на советскую власть. Отмечу лишь, что нацисты учредили несколько орденов и медалей для награждения особо усердных предателей, причем некоторые коллаборационисты-«туземцы» умудрились «заслужить» до десятка таких «знаков отличия».

Юрий Крылов в «Гайдпарке» приводит многочисленные факты еще одного вида коллаборационизма — сталинского. Я имею в виду активное сотрудничество Сталина и Гитлера, которое Сталин приветствовал уже вскоре после прихода к власти Гитлера. Хотя говорят, что Сталину принадлежит фраза «торговать сырьем — это торговать родиной», СССР продавал сырье гитлеровской Германии в грандиозных количествах, причем сырье стратегическое, военное... Вполне можно говорить о массированной поддержке нацистов Советским Союзом всеми возможными способами — от размещения немецких военных заводов и училищ до поставок нефти, зерна и металла. Развивались советско-германские программы военной подготовки и перевооружения. Для Германии, разоренной Первой мировой войной и Версальским договором, советская помощь была тогда незаменима.

В 1934 году, питая глубокое презрение к «слабым» демократическим правительствам Европы, Сталин в припадке симпатии воскликнул: «Вот это вождь!». 23 августа 1939 г. во время встречи с И.Риббентропом в Кремле Сталин произнес тост: «Я знаю, как немецкий народ любит своего фюрера. Я хотел бы поэтому выпить за его здоровье». Второй тост Сталин произнес за Гиммлера, «человека, который обеспечивает безопасность германского государства». Представляя гостю Л.Берию, Сталин шутливо сказал: «Это наш Гиммлер».

Риббентроп позднее делился «московскими впечатлениями» со своим итальянским коллегой графом Чиано: «Я чувствовал себя в Кремле, как среди старых партийных товарищей». А в декабре 1939-го, отвечая на поздравление Гитлера по случаю своего 60-летия, написал: «Дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной» (Правда, 25 декабря 1939 г.). Тогда же Сталин лично поздравил Адольфа Гитлера с успешной операцией по оккупации Польши...

Посетив Москву, министр иностранных дел Германии Риббентроп издал коммюнике, которое советские газеты опубликовали 20 сентября 1939 года. В нем, в частности, говорилось: «Советско-германская дружба основана навеки... Обе страны желают продолжения мира и прекращения бесплодной борьбы Англии и Франции с Германией. Если, однако, в этих странах возобладают подстрекатели войны, Германия и СССР знают, как отреагировать». На нацистском жаргоне «подстрекателями войны» были евреи.

В это трудно поверить, но уже после захвата Гитлером половины Европы Сталин послал фюреру поздравительную телеграмму, в которой говорилось о «головокружительных победах вермахата».

Гитлер не остался в долгу: «Господину Иосифу Сталину. Москва. Ко дню Вашего шестидесятилетия прошу Вас принять мои самые искренние поздравления. С этим я связываю свои наилучшие пожелания, желаю доброго здоровья Вам лично, а также счастливого будущего народам дружественного Советского Союза. Адольф Гитлер» (Правда, 23 декабря 1939). А в другом месте и в другое время Гитлер констатировал: «Сталин лишь притворяется, будто он герольд большевистской революции. На самом деле он отождествляет себя с Россией и царями и просто возродил традицию панславизма. Для него большевизм — только средство, только маскировка, цель которой — обмануть германские и латинские народы».

После заключения дьявольского пакта Молотова-Риббентропа Гитлер сказал Геббельсу, что теперь абсолютно уверен в благонадежности России. И добавил: Сталин за нас расстрелял своих генералов, так что непрофессиональная и обезглавленная Красная Армия теперь «работает» на нас. Не исключено, что не обезглавь Сталин армию, Гитлер не поспешил бы с нападением на СССР. Любопытно также высказывание Гитлера о Сталине в августе 1942 г.: «У меня есть книга о Сталине.

Следует сказать это — колоссальная личность, подлинный аскет, который железным кулаком подчинил себе эту гигантскую страну. Но, если кто-нибудь утверждает, что это — социальное государство, то это чудовищный обман. Это — государственный капиталистический режим. И во главе его стоит человек, который заявил, что не считает утрату 13 миллионов человек чрезмерной».

Кстати, инициатором позорного пакта-сговора был не Гитлер, а Сталин. В выступлении на XVIII партийном съезде весной 1939 года он тонко намекнул «партнеру», что не собирается

«таскать каштаны из огня» для таких империалистических хищников, как Англия и Франция. Немцы мгновенно уловили сталинский намек. Германский министр иностранных дел Иоахим фон Риббентроп писал в мемуарах: «С марта 1939 г. я считал, что в речи Сталина мною услышано его желание улучшить советско-германские отношения... Я ознакомил фюрера с этой речью Сталина и настоятельно просил его дать мне полномочия для требующихся шагов, дабы установить, действительно ли за нею скрывается серьезное желание». Ни добавить, ни убавить...

Сталин не только инициировал позорный акт, но еще раньше во многом способствовал приходу Гитлера к власти. В это сегодня трудно поверить, но посмотрим на факты. Приход Гитлера к власти был во многом результатом убогой сталинской политики, в частности — силового навязанного Коминтерну сталинского решения, запрещавшего западным коммунистам блокироваться с социал-демократами. Гитлер смог прийти к власти потому, что немецкие коммунисты раскололи соцдвижение. Именно по приказу Сталина, Коминтерн, в который входила КПГ, призвал германскую компартию «отвергнуть всякое соглашение с социал-демократами против фашизма и сосредоточить огонь на социал-демократах». Германская компартия выполнила директиву.

Одержимый параноидальной идеей заговоров, Сталин, тем не менее, больше всех доверял Гитлеру, страшась объединения демократической Европы и США для борьбы с коммунизмом. Когда Черчилль написал Сталину письмо с предостережениями о близящемся нападении Германии на Россию, Сталин не ответил, а осведомил о письме самого Гитлера. Кстати, мечтой последнего было убедить Россию вступить в союз с Германией для войны с Англией. Он даже предлагал Сталину последующий раздел Британской империи между победителями. Что ответил Сталин? Он просил германского посла передать Гитлеру следующее: «Мы останемся с Германией друзьями, что бы не случилось»...

Д.Гранин говорил по этому поводу, что довоенная пропаганда настраивала, что Германия нам ближе, чем Англия и Франция, а тем более — Америка. «В Москву приезжал Риббентроп, обнимались, целовались с Молотовым. Немцы — наши друзья, союзники, а через некоторое время мы должны были в них стрелять. Они-то были готовы к войне морально, потому что пришли в дикую Россию, где жили недочеловеки, низшая раса. А мы первому пленному, которого взяли, начали говорить: „Ведь мы же братья по классу. Карл Либкнехт, Роза Люксембург, Эрнст Тельман!“ Это люди, которых мы проходили в школе».

Ярким символом советско-германского «военного сотрудничества» в 1939 г. стали

«совместные парады» подразделений германских вооруженных сил и Красной Армии. Наши отрицают факт этих парадов, но немецкая военная хроника сохранила прямые и убедительные доказательства «братства по оружию» СССР и гитлеровской Германии, в частности фотографии, сделанные в Бресте 22 сентября 1939 г., на которых запечатлены комбриг Кривошеий, генерал Гудериан и группа офицеров, мимо которых движется военная техника. Кстати, этот парад упоминается Гудерианом в мемуарах, вышедших на русском в 1998 году: «Наше пребывание в Бресте закончилось прощальным парадом и церемонией с обменом флагами в присутствии комбрига Кривошеина». Аналогичные совместные парады были проведены в Белостоке, Гродно, Львове и других городах «присоединенных территорий».

В своем дневнике американский посол в Берлине Уильям Э.Додд пишет, с каким размахом русское посольство принимало в Германии Гитлера и его эмиссаров, оказывало им честь и гостеприимство. В то время как в СССР был голод, уносящий из жизни миллионы, в русском посольстве и в Кремле столы ломились от заморских кушаний, всяческой снеди и дорогостоящих напитков — по хлебосольству, намного превосходящим посольства других стран.

Какое-то время дружба двух тиранов-некрофилов казалась незыблемой. 20 сентября 1939 г. в лондонской «Ивнинг Стандарт» Дэвид Лоу напечатал знаменитаую карикатуру, посвященную сотрудничеству Гитлера и Сталина, — «Рандеву». Он запечатлел встречу двух диктаторов, демонстрирующих верх благовоспитанности и безупречное знание этикета на фоне разгорающегося пожара мировой войны:

— Подонок человечества, если я не ошибаюсь?" — с поклоном приветствует Сталина Гитлер.

— Кровавый убийца рабочих, я полагаю?« — учтиво осведомляется в ответ Иосиф Виссарионович.

Заключая пакт с Гитлером, Сталин способствовал быстрому разгрому Польши и мафиозному разделу ее территории между «союзниками». Малоизвестный факт, о котором я недавно узнал от историка и публициста Игоря Стадника. Оказывается, во время второго визита Риббентропа в Москву в конце сентября 1939-го Молотов наряду с материальной помощью предложил Гитлеру помощь военную в европейских кампаниях Германии. Даже Риббентроп был шокирован, взял тайм-аут и в конце концов отказался от присутствия Красной Армии в составе вермахта... Тем не менее, по свидетельству академика Юрия Пивоварова, советские офицеры все же принимали участие в морских операциях германского флота: «Мы фактически были союзниками Германии». Я уж не говорю об отклоненных немцами дополнительных секретных протоколах по дальнейшему разделу Европы...

Развязанная Гитлером в Европе война шла уже полным ходом, всем было ясно, что рано или поздно нам придется воевать с Германией. И именно в это время из России в Германию шли эшелон за эшалоном, всё более укреплявшие мощь потенциального противника. Эти эшалоны везли в Германию стратегические грузы и происходило это уже во время гитлеровского блицкрига против Норвегии, Голландии, Бельгии и Франции. Только в конце 1940 года, то есть за 6 месяцев до начала войны Германии и СССР было договорено об увеличении стратегических поставок России гитлеровской Германии на 10%.

Согласно Германо-Советскому торговому соглашению, подписанному 19 августа 1939 года в результате переговоров между Советским министром иностранных дел Вячеславом Молотовым и министром иностранных дел Германии Иоахимом фон Риббентропом, СССР начал регулярные поставки сырья и материалов, необходимых для функционирования немецкого военного производства. Эти поставки, среди прочего, включали: фосфаты, платину, редкоземельные металлы, нефтепродукты, хлопок, фуражное зерно в т. ч.:

*1.000.000 тонн фуражного зерна и бобовых, на сумму 120 миллионов рейхсмарок;
*900,000 тонн нефти на сумму около 115 миллионов рейхсмарок;
*100.000 тонн хлопка на сумму около 90 миллионов рейхсмарок;
*500.000 тонн фосфатов;
*100.000 тонн хромитовых руд;
*500.000 тонн железной руды;
*300.000 тонн чугунного лома и чугуна в чушках;
*2400 кг платины.

Советский Союз также обязался быть посредником в деле обеспечения закупок военных материалов необходимых Германии, которые не производились непосредственно в СССР. В соответствии с хозяйственным соглашением от 11 февраля 1940 года Германии предоставлялось также право транзита через советскую территорию для торговли с Ираном, Афганистаном и странами Дальнего Востока. Транзит грузов из восточных рынков через территорию СССР радикально нивелировал последствия Британской морской блокады Германии, которая была установлена после вторжения вермахта в Польшу, одновременно содействуя росту экономической и военной мощи немцев.

Впоследствии между СССР и Германией были заключены дополнительные хозяйственные договоры от 11 февраля 1940 года и от 10 января 1941 года, а также ряд соглашений, существенно расширивших объемы стратегических поставок. К этому можно добавить, что СССР соблюдал соглашения по этим поставкам вплоть до 22 июня 1941 года, несмотря на то что немцы, со своей стороны, часто отступали от них.

Наши пытаются дезавуировать военные поставки СССР обоюдовыгодностью торговых соглашений, причем договорились до «германских отцов» советской «Оборонки». А какой была реальность?

Ряд историков оценивает эти военные поставки как «преступление», «сознательную поддержку нацистского режима» и даже как «дань Сталина Гитлеру». Дело в том, что после прихода Гитлера к власти советско-германская торговля существенно сократилась, но развернулась во всю ширь именно перед нападением Гитлера на СССР...

Привожу извлечение из Второго меморандума о реальных германо-советских экономических отношениях (Берлин, 15 мая 1941 г.):

3. Положение с поставками советского сырья до сих пор представляет удовлетворительную картину. В апреле были произведены поставки следующих наиболее важных видов сырья:
*Зерно 208.000 тонн;
*Нефть 90.000 тонн;
*Хлопок 8.300 тонн;
*Цветные металлы 6.340 тонн (медь, олово и никель).

Что касается марганцевой руды и фосфатов, то их поставки пострадали из-за недостатка тоннажа и транспортных трудностей в юго-восточной зоне.

Транзитная дорога через Сибирь пока еще в действии. Поставки сырья из Восточной Азии, в частности каучука, перевозимого в Германию по этой дороге, продолжают быть существенными (в течение апреля — 2.000 тонн каучука специальными составами и 2.000 тонн обычными сибирскими поездами).

Общие поставки в текущем году исчисляются:
*Зерно 632.000 тонн;
*Нефть 232.000 тонн;
*Хлопок 23.500 тонн;
*Марганцевая руда 50.000 тонн;
*Фосфаты 67.000 тонн;
*Платина 600 кг.

До 22 июня 1941 года через территорию СССР прошло 72% всего германского импорта. Это означает, что на первой стадии войны в Европе рейх успешно преодолевал экономическую блокаду при помощи Советского Союза, что бесспорно способствовало нацистской агрессии в Европе. Только в 1940 году на Германию приходилось 52 % всего советского экспорта, в т. ч. 50 % экспорта фосфатов, 77 % — асбеста, 62 % — хрома, 40 % — марганца, 75 % — нефти, 77 % — зерна. После разгрома Франции Великобритания практически в одиночку целый год мужественно сопротивлялась нацистам.

Всё это — накануне 22 июня 1941 года... Всё это трансформировалось в оружие, которым нацисты будут уничтожать русских... Вопиющий факт: миллионы русских были убиты с использованием оружия, созданного благодаря преступному сговору Сталина и Гитлера о поставках в Германию стратегических материалов. Я уж не говорю о том, что фактически в 1939–1941 гг. СССР был «невоюющим союзником» милитаристской Германии.

А теперь характерный пример об ответных поставках Германии. СССР закупил у немцев стоивший огромных денег крейсер «Лютцов» («Петропавловск»). Немецкий буксир доставил в Ленинград корпус корабля без механизмов и вооружения, до начала войны его строительство на Балтийском судостроительном заводе тормозилось немцами, так что к началу Великой Отечественной войны готовность корабля составила только 70%. К тому же 17 сентября огнем немецкой артиллерии «Петропавловск» был сильно поврежден и лег на грунт, погрузившись в воду до броневой палубы. Его удалось поднять и кое-как отремонтировать только к 1944 году...

Я уже не говорю о сознательном браке: например, немцы поставили нам мощный дорогой пресс, с помощью которого можно было изготавливать специальные трубы, огромный цилиндр которого, весивший почти 90 тонн, лопнул уже в процессе наладки. Такие цилиндры у себя мы тогда не делали, а вновь заказанный так и не был доставлен... 30 ноября 1940 года Крупп обязался поставить в СССР шесть корабельных орудийных башен с 380-мм орудиями. Естественно, вместо башен мы успели получить только... несколько папок с документацией.

Что покупалось у немцев еще? — Оборудование для камбузов, хлебопекарен, корабельных прачечных, дизельные двигатели, пишущие машинки, в единичных количествах — военную технику...

Свидетельство наркома авиационной промышленности СССР А.И.Шахурина: «...Перед самым началом войны начались сбои с поставками». Речь идет, естественно, о германских поставках, тогда как последние советские поезда с грузами исправно прошли в Германию накануне 22 июня 1941 года... Впрочем, торговля изначально планировалась так, что германские поставки могли на 20% отставать от советских, а на самом деле немцы, естественно, тормозили свои поставки еще сильнее, вызывая постоянные конфликты сторон, постоянно увеличивая торговый дисбаланс в свою пользу. Так Гитлер обвел вокруг пальца нашего «мудрого и гениального вождя народов», который бездарно отдавал столь необходимое нам самим стратегическое сырье.

По договоренности с Кремлем, немецкие корабли могли прятаться от английского флота в Мурманске, и там в сентябре — октябре 1940 г. собралось около 40 немецких судов, среди которых — один из самых больших и самых быстрых трансатлантических лайнеров «Бремен», способный быстро перебрасывать на большие расстояния целые дивизии. В октябре была расширена предоставленная Рейху к востоку от Мурманска военно-морская база Териберка, (немецкое название «Базис Норд»), которая до этого могла принимать только подводные лодки, атакующие корабли антигитлеровской коалиции. Ныне наши всячески пытаются преуменьшить роль этой преступной акции Сталина — создания фашистской военной базы на территории СССР, к тому же в стратегически важном районе и в военное время: вроде бы и не база вовсе, а просто рейдовая стоянка, к тому же не военных кораблей. А теперь — задокументированная правда.

Германия получила бухту Нерпичья в 45 км от Мурманска в полнейшее и несанкционированное распоряжение. Был разрешен заход в эту бухту любых боевых кораблей нацистов, начиная от подлодок и торпедных катеров и кончая линкорами.

Фашисты с присущей им тщательностью приступили к строительству в бухте Нерпичья причалов, ремонтных мастерских, складов снабжения и хранилищ авиационного топлива, укрытых в прибрежных гранитных скалах. По некоторым данным еще до прибытия немецких строителей подготовительные работы по строительству «Базис Норд» провели рабочие 95-го участка Мурманского отделения ЭПРОН. Не исключено, что самую тяжелую работу выполняли заключенные из ближайшего спецлагеря НКВД.

В начале октября 1939 г. базу начали использовать по прямому назначению. В ней сошлись стратегические интересы практически всех соединений и служб Кригсмарине (Kriegsmarine — официальное название Военно-мoрских сил нацистской Германии). Гросс-адмирал Редер приказал использовать базу для снабжения германского надводного флота в ходе планируемого вторжения в Норвегию и в качестве исходной точки для проводки кораблей по Северному морскому пути. Немецкая промышленность испытывала острую нужду в джуте, каучуке, молибдене, вольфраме, меди, цинке и слюде, которые можно было получить из Японии. Кригсмарине была готова отправить туда по Севморпути от 12 до 26 транспортов.

В штабе командующего немецким подводным флотом Карла Дёница считали, что «Базис Норд» — чрезвычайно важный и удобный опорный пункт для борьбы против британского судоходства на Севере. Отсюда можно было также проводить важную для фашистов гидрогафическую, метеорологическую информацию и прокладку форватеров для военных судов.

В бухте Нерпичья базировались дивизион подводных лодок, огромный танкер «Ян Веллем» тоннажем 11776 т, суда снабжения «Фёниция» и «Кордильера», обеспечивавшие действия немецких рейдеров в Северной Атлантике, десятки других военных кораблей, в том числе суда метеорологического наблюдения WBS6 «Кёдинген» и WBS7 «Захсенвальд». Так фактически СССР стал стратегическим союзником гитлеровской Германии в начале Второй мировой.

(Продолжение: Русские на службе у Гитлера. Часть 4)

Игорь Гарин, опубликовано в издании Проза.ру
Tags: Вторая мировая война, РПЦ, СССР, архивы, коллаборационизм, московские попы, нацизм, офицеры, политические союзы, рашизм, русские, фашизм
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments